Учение о преступлении наука о преступности

За рубежом многие из них написаны для социологов.В нихкриминология предстает как социология преступности.

В России же она традиционно преподается юристам как социаль­ но-правовая дисциплина. Данный учебник рассчитан на юри­ стов, но может быть использован и в процессе преподавания криминологии философам, социологам, журналистам, специали­ стам в области социального управления, если такое преподавание признают наконец необходимым.

Особенность настоящего учебника состоит в том, что он не только информирует читателя об уже имеющихся данных о пре­ ступности и се причинах, но и готовит его к проведению само­ стоятельных криминологических исследований (изучение зако­ номерностей конкретной преступности, ее причин), а также к организации борьбы с преступностью в заданных условиях места

В третьем издании учебника дан анализ изменений преступ­ ности и отдельных ее видов в России во второй половине XX — начале XXI в*, в разделе V подробно рассмотрены особенности криминологической характеристики, тенденций организованной преступности и других ее проявлений в России в конце XX — на-

2 Предисловие

чале XXI в. Расширены главы о насильственной преступности и преступности террористического и коррупционного характера, а также ряд других.

Авторы стремились учесть критические замечания, поступив­ шие после первого и второго изданий учебника 1 .

Авторы, работающие в научных и учебных заведениях право­ охранительных органов (прокуратуры, МВД, ФСБ, таможенных и иных), а также в других вузах, стремились ознакомить студентов и аспирантов с новой информацией о тех видах преступности, ко­ торые развивались в России на рубеже веков и ранее глубоко не исследовались. Выпускникам юридических вузов предстоит раз­ рабатывать новые подходы к борьбе с такими криминальными яв­ лениями.

Что касается значительного объема данного учебника, то он рассчитан на изучение не только основного курса, но и спецкур­ сов; на использование имеющихся в нем данных при написании дипломных работ; ориентирован на преподавателей, аспирантов и тех студентов, которые стремятся ознакомиться с разными под­ ходами к решению криминологических проблем. На рубеже ве­ ков в России издано немало учебников «Криминология» меньше­ го объема, и, кроме того, для облегчения повторения материала перед экзаменом (зачетом) издан краткий учебник 2 , содержащий основные положения настоящего учебника.

Авторы благодарят всех, кто участвовал в подготовке первого и второго изданий данного учебника в 1997 и 2000 гг., а также третьего, переработанного и дополненного, издания.

А. И. Долгова, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РСФСР, Президент Российской криминологической ассоциации

1 Учитывались замечания и предложения как отечественных, так и зарубежных авторов. Первое издание переведено на китайский язык и издано в Пекине в 2000 г.

2 См.: Долгова А. И. Криминология. 2-е изд. М.: Норма, 2005.

Раздел I. Криминология как наука

Глава 1. Учения о преступности и криминология

§ 1. Преступность как общественная проблема и значение науки криминологии. § 2. История учений о преступности. § 3. Становление и развитие криминологии как науки. § 4. Предмет и содержание криминологии. § 5. Криминология в системе наук.

§ 6. Криминологические исследования в современной России

§ 1. Преступность как общественная проблема

и значение науки криминологии

Криминология — учение о преступлении, если иметь в виду буквальный перевод слова. Crimen — преступление, logos — уче­ ние. Однако фактическое содержание науки криминологии го­ раздо сложнее и многоаспектнее.

Криминология изучает не только закономерности отдельных преступлений, индивидуального преступного поведения, но и пре­ ступности как массового преступного поведения. В последнем слу­ чае речь идет об одном из наиболее сложных социальных явлений.

Почему совершает преступление человек? Почему для реше­ ния своих проблем многие избирают преступный путь? Что де­ лать в целях недопущения этого? Эти вопросы волнуют умы лю­ дей уже не одно тысячелетие. На них пытались ответить филосо­ фы и писатели, социологи и врачи, экономисты и политики.

Проблема преступности всегда занимала одно из первых мест среди наиболее острых проблем, тревожащих общественное мне­ ние. Во второй половине XX в. в разных государствах ее ставили по значимости на второе-третье место. О ней, как правило, вы­ сказываются все, полагая, что ее решение доступно всем. Боль­ шинство политиков, стремящихся к власти, прежде всего обеща­ ют покончить с разгулом преступности. Выступления политиков, общественных деятелей, материалы средств массовой информа­ ции всегда воспринимаются с живым интересом. Это понятно, поскольку затрагиваются жизненно важные, касающиеся каждого человека вопросы. При этом, как правило, освещается наиболее очевидное в проблеме преступности, заметное многим, нередко высказываются взгляды, довольно распространенные в общест­ венном мнении, тут же предлагаются определенные решения. Эти решения на первый взгляд кажутся и вполне радикальными, и реализуемыми в короткий срок. Но опыт показывает, что такого

4 Раздел I. Криминология как наука

рода «простые» решения лишь на очень непродолжительное вре­ мя изменяют положение дел, затем преступность «берет свое»: из­ меняются лишь формы криминального поведения либо места со­ вершения преступлений.

Специалисты в области борьбы с преступностью, криминоло­ ги тщательно изучают подобные выступления и публикации, так как они позволяют получать информацию о новых, подчас не­ ожиданных аспектах проблемы, об общественном мнении, не­ стандартных предложениях. Однако эти же публикации и выступ­ ления неспециалистов чреваты опасностью создания иллюзии, будто вся проблема преступности сводится к лежащим на поверх­ ности явлениям, а анализ преступности и ее причин не требует специальных познаний. Многие полагают, что покончить с пре­ ступностью можно, руководствуясь только «здравым смыслом» — обыденным сознанием, не изучая и не учитывая весь накоплен­ ный в данном отношении человеческий опыт. Причем нередко отвергаются научные рекомендации и игнорируются даже требо­ вания закона со ссылками на «чрезвычайность». Однако через ко­ роткое время в этих случаях преступность снова растет и стано­ вится еще более опасной, чем прежде, поскольку ее причины со­ храняются. На смену задержанным, арестованным преступникам приходят новые лица, находившиеся и действовавшие в таких же социальных условиях, что и ранее совершавшие преступления люди. О необоснованной жестокости в борьбе с преступностью, нарушениях законности долго помнят правонарушители, их род­ ные и близкие. В таких случаях происходит отчуждение населе­ ния от власти, оно отказывается от сотрудничества с ней в борьбе с преступностью. А без помощи населения успех здесь невозмо­ жен. Но то, что очевидно специалистам-криминологам во всем мире, что закреплено даже в ряде международно-правовых доку­ ментов, до сих пор нередко огульно отвергается дилетантами.

Читайте также:  Можно ли носить травмат с собой

Криминологам в процессе всего развития науки приходится постоянно доказывать ее ценность, необходимость, самостоя­ тельность как отрасли, предполагающей наличие специалистов-профессионалов. Это происходит в дискуссиях с представителя­ ми уголовного права, социологами и другими специалистами.

Изучая уголовное право, уголовный процесс, уголовно-испол­ нительное право, оперативно-розыскное право, криминалистику и другие науки, будущий юрист готовится к тому, чтобы грамот­ но, в соответствии с законом реагировать на совершаемые пре­ ступления, раскрывать их, пресекать, разоблачать преступников, обеспечивать применение к виновным предусмотренных законом мер наказания.

Глава 1. Учения о преступности и криминология5

Это все крайне важно и необходимо уметь делать. Без этого нет борьбы с преступностью. Но и борьба с преступностью не сводится только к этому, она включает также оценку положения дел, разработку программ борьбы с преступностью, предупрежде­ ние преступлений путем устранения их причин и условий, а так­ же многое другое.

Когда существует преступность, тогда преступления носят со­ всем не единичный характер, совершаются не кое-где и кое-ко­ гда, а практически ежечасно большим числом людей. В обществе существуют организованная и профессиональная преступность. Бороться с ней только путем возбуждения, расследования, судеб­ ного рассмотрения отдельных уголовных дел и привлечения от­ дельных виновных к уголовной ответственности — это все равно, что пытаться выиграть войну, используя только снайперов. Хоро­ шо, если еще снайперов, а не посредственных или плохих стрел­ ков. Это все равно, что обойтись без разведки, анализа ситуации, разработки крупномасштабных операций, их материального, кад­ рового, информационного обеспечения, без помощи всего насе­ ления, т. е. обеспечения своеобразного тыла.

Криминология изучает преступность, виды преступности, ин­дивидуальное преступное поведение, преступления; их причины, иные виды их взаимосвязей с различными явлениями и процес­ сами; результативность принимавшихся мер по борьбе с преступ­ ностью. На этой базе криминологи вырабатывают рекомендации по совершенствованию борьбы с преступностью. Многие из этих рекомендаций передаются другим специалистам: экономистам, социологам, юристам разного профиля для их детальной прора­ ботки с учетом специальных научных познаний и разработки це­ лого комплекса конкретных мер по устранению причин и усло­ вий криминальных явлений.

В настоящее время преобладающим является взгляд на кри­ минологию как общетеоретическую науку о преступности, с вы­ водами которой должны считаться прежде всего специалисты в области других наук, ранее называвшихся науками «криминаль­ ного цикла», а позднее — «криминологического цикла» (уголов­ ного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного пра­ ва, оперативно-розыскного права, криминалистики, криминаль­ ной психологии и т. п.)’.

1 Например, австрийский криминалист Ганс Гросс в 1904 г. включал

в содержание криминологии уголовную антропологию, уголовную со­ циологию, криминалистику, субъективную криминальную психологию и иные науки (см.: Gross H . Handbuch fur Untersuchungsrichter als System der Kriminalistik. Munchcn; Berlin; Leipzig, 1922. S. 11).

6 Раздел I. Криминология как наука

Но такое признание криминология получила сравнительно недавно. История становления этой науки полна острых столк­ новений идей, драм. Поэтому, прежде чем говорить о самой кри­ минологии, имеет смысл обратиться к ее предыстории — вспом­ нить более ранние учения о преступлениях, их причинах и реаги­ ровании на преступления. Чтобы подняться на новую ступень знания, мы «должны становиться на плечи предшественников», но ни в коем случае не делать вид, что их не было, и не игнори­ ровать пройденный ими путь. Каждое, даже самое маленькое приращение знания в истории человечества имеет всегда высо­ кую себестоимость, а заблуждения, может быть, и даны для того, чтобы о них знали и умели извлекать из них уроки. Поэтому во втором параграфе внимание будет сосредоточено не на просчетах предшественников, а на тех суждениях, которые заслуживают особого внимания.

Дата добавления: 2018-10-18 ; просмотров: 30 | Нарушение авторских прав

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 253 951
  • КНИГИ 579 851
  • СЕРИИ 21 495
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 533 165

Юрий Пудовочкин, Дмитрий Дорогин

Учение о преступлении и о составе преступления. Учебное пособие

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

Российский государственный университет правосудия

Учение о преступлении наука о преступности

Ю. Е. Пудовочкин, профессор кафедры уголовного права РГУП, д-р юрид. наук, профессор;

Д.А. Дорогин, доцент кафедры уголовного права РГУП, канд. юрид. наук

А. А. Толкаченко, главный научный сотрудник отдела уголовноправовых исследований РГУП, д-р юрид. наук, профессор, заместитель Председателя Верховного Суда РФ в отставке, заслуженный юрист Российской Федерации;

А. П. Дмитренко, начальник кафедры уголовного права Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, д-р юрид. наук, профессор

1.1. Понятие и признаки преступления

В настоящее время можно считать общепризнанным тезис о том, что основанием уголовно-правовой репрессии служит только преступное деяние. В силу этого категория преступления является одной из центральных в уголовном праве.

«Отбор» тех или иных общественно опасных деяний и закрепление их в качестве преступлений (криминализация) составляет важнейшую составляющую уголовной политики государства. Как и всякая оценочная деятельность, она не лишена субъективизма, конъюнктурных соображений, а порой и ошибок. В связи с этим особое значение приобретает вопрос о критериях криминализации. Ряд из них приобрел статус официально признанных, поскольку получил подтверждение в решениях Конституционного Суда РФ. Наличие конституционных (и иных, например, доктринальных) критериев криминализации, особая, установленная для федеральных законов, процедура принятия решений дают некоторые гарантии того, что криминализация в целом является объективной и адекватно отражает как спектр существующих угроз, так и потребности личности, общества и государства в обеспечении безопасности.

В рамках анализа общих подходов к пониманию преступления важно обратить внимание, что действующее в России уголовное законодательство и теория уголовного права исходят из того, что преступным может быть только конкретный акт поведения человека. Эта, на первый взгляд, простая и естественная формула не существовала изначально, а прошла длительный период кристаллизации и отражает гуманистические представления о взаимоотношениях государства и личности в сфере уголовно-правовых отношений. Если средневековое право допускало уголовную репрессию за убеждения личности («ересь»), наказание животных и неодушевленных предметов; антропологическая школа уголовного права обосновывала необходимость превентивного уголовно-правового воздействия на лиц, лишь склонных в силу особенностей психофизиологического статуса к преступлению; классическая школа уголовного права (в ее крайнем выражении) допускала ответственность за один только умысел как проявление «злой воли»; а крайние социологические концепции оправдывали репрессии в отношении лиц, «имеющих связи с преступной средой»[1], современная уголовно-правовая доктрина четко придерживается следующих постулатов:

Читайте также:  Какие документы для оформления загранпаспорта нового образца

• преступление есть «продукт деятельности» исключительно человека, как субъекта, обладающего сознанием, волей и свободой выбора;

• преступление всегда выражается вовне в виде конкретного деяния (поступка); не могут быть признаны преступлением мысли и убеждения человека;

• преступление – всегда обособленный во времени и пространстве акт поведения, который имеет свое начало и окончание; не может быть признан преступным «образ жизни» или «стиль поведения».

Нормативное закрепление общего понятия преступления, явившееся результатом длительной эволюции уголовного законодательства, имеет существенное значение как для понимания социально-политического содержания УК РФ, так и для решения частных вопросов, связанных с конструированием целого ряда уголовно-правовых институтов (неоконченного преступления, соучастия, множественности и др.).

Истории отечественного уголовного права известны различные подходы к формулированию законодательного понятия преступления, которые соответствуют определенным этапам в развитии самого уголовного права и уголовной политики.

Уголовное Уложение 1903 г., следуя канонам классической школы уголовного права, определяло, что преступление – это «деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания». Законодатель указал лишь один признак преступления – его уголовную противоправность. В теории такого типа дефиниция получила наименование «формального» определения преступления.

Иной подход, основанный на постулатах социологической теории уголовного права, демонстрирует УК РСФСР 1922 г., согласно которому преступлением признавалось «всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени». В этом определении, получившем наименование «материального», акцентировано внимание на признаке общественной опасности преступления, в то время как признак противоправности законодателем был проигнорирован (одновременно причиной и следствием этого надо признать допущение применения уголовного закона по аналогии).

В УК РСФСР 1960 г. заметно стремление законодателя к совмещению двух указанных подходов и формулированию «формально-материального» понятия преступления как «предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния (действия или бездействия), посягающего на общественный строй СССР, его политическую и экономическую системы, социалистическую собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права граждан, а равно иное, посягающее на социалистический правопорядок общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом».

Сохранен этот подход и в действующем российском уголовном законодательстве.

Преступление – виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом под угрозой наказания (ч. 1 ст. 14 УК РФ).

Сущность преступления законом обозначена предельно ясно: преступление – это деяние.

Понятие деяния в настоящее время получило в литературе различные трактовки: некоторые специалисты понимают под ним только внешние формы проявления человека – действие или бездействие, описанное в диспозиции уголовно-правовой нормы (М.И. Ковалев[2]); другие отождествляют его с преступлением, включая в содержание деяния не только действие или бездействие, но и причиненный ими вред (Н.Ф. Кузнецова[3]).

Представляется, что УК РФ в полной мере дает основания для существования обоих подходов, а понимание термина «деяние» зависит от контекста его употребления в законе[4].

Деяние (в рамках рассуждений о понятии преступления) – это единство действия (бездействия) и наступивших последствий.

Деяние является преступлением, если обладает некоторым набором признаков. Опираясь на законодательное определение преступления, уголовно-правовая наука различным образом формулирует их количество и содержание: М.И. Ковалев указывает на четыре признака преступления: общественную опасность, виновность, противоправность и наказуемость[5]; Н. Ф. Кузнецова, ссылаясь на то, что наказуемость является неотъемлемой частью противоправности, предлагает три признака: общественную опасность, противоправность и виновность[6]; А. П. Козлов сокращает число признаков преступления до двух: общественной опасности и противоправности, признавая составными частями последней виновность и наказуемость[7].

См. подроби ее: Дурманов Н. Д. Понятие преступления. М., 1948. С. 13–50.

к.ю.н., доцент Какимжанов М.Т.

к.ю.н., доцент Балгимбеков Д.У.

Карагандинский экономический университет Казпотребсоюза,

Развитие современного общества породило возникновение новых, сегодня неизвестных видов преступлений (к примеру, компьютерных), криминологическая характеристика которых представляет не только правоприменительный, но и теоретический интерес. Это связано с тем, что эволюция теоретических воззрений на формирование современных представлений о криминализации социально позитивных процессов периодически нуждается в рассмотрении их под углом зрения современного уровня развития общества в целях коррекции концептуального фундамента криминологической характеристики новейших видов преступлений.

Понятия «преступление» и «преступность» очерчивают круг социальных явлений, подлежащих криминологическому изучению, и определяют содержание криминологической парадигмы. Исторически сложилось несколько концептуальных подходов к пониманию преступности как общественно значимого явления. В частности:

Во-первых, во главу исследований о преступности было положено уголовно-правовое понимание преступления, согласно которому преступным признается поведение, запрещенное уголовным законом. При таком подходе криминологическое осмысление преступности опосредованно уголовно-правовым понятием преступления и зависит от позиции законодателя, что определяет его общественно-опасным и противоправным понятием. В рамках данного подхода преступность рассматривалась как статистическая совокупность совершенных на определенной территории, за определенный промежуток времени общественно опасных деяний, признаваемых преступными уголовным законодательством.

Данный подход длительное время прослеживался в зарубежной и отечественной криминологии, считающей, что не существует «собственно криминологических» понятий преступлений, а преступность представляет собой совокупность индивидуальных фактов криминогенного поведения, совершенных в определенном географическом пространстве и в определенный промежуток времени [1, с. 39] Но, если признать, что преступность определяется только совокупностью общественно опасных деяний, признаваемых преступными нормами уголовного права, то можно утверждать, что основным источником преступности является сам закон. Представляется, что преступность не может не быть ограничена только единственным признаком — предусмотрение в уголовном законе. Понятие преступности намного шире, ведь преступность – это, прежде всего, социальное явление, а уже потом — правовое.

Во-вторых, преступность рассматривалась как совокупность общественно-опасных деяний безотносительно признания их таковыми уголовным законом. Определяющим, в понимании преступного, явился социальный фактор, ведь уголовный закон- это не единственный источник права. Им может быть обычай, судебный прецедент, нормативный договор и т.д. Т.е., преступление — это социальный факт, социально опасное посягательство отдельного субъекта на установившийся в обществе порядок отношений между людьми, коллективами, между личностью и коллективом [2, с. 44].

При данном подходе преступление характеризуется как деяние, нарушающее не просто уголовно-правовой запрет, а юридические предписания уголовно-правового характера. Но уголовный закон в силу своего несовершенства может не учитывать отдельные виды социально и общественно опасного поведения, которые являются формально некриминализированными. Поэтому преступность следует рассматривать не только как уголовно-правовое явление, а как исторически изменчивое социальное явление.

Читайте также:  Сколько денег возвращают за детский сад

В-третьих, высказывалось мнение о том, что нет преступлений самих по себе, а значит выработать универсального определения преступности невозможно. Такой критерий преступления как уголовная противоправность является сугубо уголовно-правовым, поэтому понятие преступного основывается только на действующем уголовном законе, и соответственно, вне связи с ним определить преступление невозможно. Критерий общественной опасности является социальным, поскольку преступность представляет собой социальное явление, порожденное несовершенством существующих социальных взаимосвязей. Исходя из этого, делается вывод, что непротиворечивое определение преступности невозможно в силу того, что оба критерия преступления — общественная опасность и уголовная противоправность, а, следовательно, и уголовная наказуемость — лежат в разных плоскостях. Признавая этот факт, следует рассматривать преступность, с одной стороны, как уголовно-правовое явление, а с другой — как социальное, имеющее устойчивые зависимости с иными социальными проявлениями и оказывающее обратное негативное влияние на функционирование человеческого социума.

В-четвертых, существует дуалистический подход в определении понятия преступности посредством выделения двух видов преступлений — деяний, преступных по своей сущности, и деяний, преступных по уголовному закону. Преступность нам является не только в виде фактов преступного поведения, но и по субъектам этих деяний. Мы судим о ней и по фактам, которые называются последствиями преступности, которые лежат за пределами составов преступлений и по субъектам преступлений. И в этом случае опять остается нерешенным вопрос о критериях отнесения деяний к разряду преступных по своей сущности.

Таким образом, до сих пор отсутствуют четкие научные критерии отнесения к категории преступного тех или иных видов общественно-опасного поведения, и не выработан общепризнанный подход к определению содержания преступности.

В этой связи, криминология продолжает использовать базовые дефиниции понятийного аппарата уголовного права. При этом предпринимаются попытки кардинально иного взгляда на преступность как на специфическое системно-структурное образование. «Преступность во всех своих проявлениях, разные её виды и элементы взаимосвязаны между собой уже хотя бы через общество как единый, общий детерминант преступности» [3, с. 75]. Такой подход фиксирует взаимосвязи разных элементов преступности, «приспособление» к изменению среды, появление новых форм её проявления, обратное влияние преступности на общество, т.е. факт самостоятельности преступности и наличие совершенно иных качественных характеристик, которые не свойственны отдельным её элементам и, прежде всего, отдельному преступлению.

Безусловно, преступность находится на пике отрицательных социальных отклонений, единая антиобщественная природа которых обусловливает их соединение в единый негативный социальный процесс. Внутренняя структура этого процесса напрямую зависит от качественных характеристик и видоизменений внешних социальных условий. Взаимодействие определенных типов среды и типов личности порождают, в конечном итоге, преступность. Но, если порожденная противоречиями взаимодействие объективного (внешняя среда) и субъективного (личность), преступность представляет собой социальную систему, то возникает ряд вопросов: как правильно выделить элементы этой системы, и какие характеристики её присущи?

В этой связи, в новейших криминологических источниках выделяются следующие подструктуры преступности:

Вопрос о выделении определенных элементов преступности требует особого обсуждения, а общая характеристика преступности, как социальной системы, напрямую связана с её происхождением и организацией борьбы с ней.

Общепризнанным является тот факт, что преступность оказывает обратное, но уже отрицательное, воздействие на иные происходящие в обществе социальные процессы. Следовательно, в социальных взаимодействиях преступность выступает как открытая, а не жесткая система. Преступность адаптируется к изменяющимся условиям среды (государства, региона, мегаполиса), изменяется (о чем свидетельствует появление ранее неизвестных способов совершения преступлений), саморазвивается и самодетерминируется. Самовоспроизводство преступности имеет место за счет непосредственного «криминального заражения» той части населения, которая не может противостоят натиску вещизма и корыстных прерогативов рыночных отношений. Это проявляется во вовлечении молодых людей, в том числе и несовершеннолетних, в антиобщественную, а впоследствии и преступную, деятельность. Самовоспроизводству преступности способствует широкая пропаганда криминальной психологии, когда средства массовой информации, кинематограф тиражируют образ умышленного преступника как современного Робина Гута, а преступный образ жизни, как единственно возможный способ, заработать состояние и обеспечить современный образ жизни не только для себя, но и для своих детей. Моральная составляющая «нажитых» миллионов не рассматривается, что освобождает и других членов общества от размышлений о допустимости аналогичного способа зарабатывания материальных средств. Историческим способом воспроизводства преступности является рост предумышленной преступности, расширение профессиональной и организованной составляющей. Эти свойства преступности находятся под постоянным контролем со стороны специальных субъектов профилактики, а уголовно-правовые меры воздействия, как показывает практика, периодически подвергаются усилению и ужесточению.

Выделенные тенденции широкого воздействия преступности на современное общество следует изучать и анализировать комплексно, в рамках самостоятельных объектов (например, регионов). Ведь преступность, являясь продуктом общества, в тоже время обладает собственными специфическими характеристиками как самостоятельное целостное социальное явление.

Таким образом, понимание преступления и преступности зависит не только от времени, места и содержания социальной системы, но и от доминирования определенных криминологических теорий и воззрений, и в силу этого, может быть различно. Жизнь динамична, она постоянно вносит изменения в окружающую действительность. Уголовно-правовые нормы могут перестать быть регуляторами общественных отношений, и даже стать тормозом поступательного общественного развития. Именно поэтому целесообразно различать два понятия: «преступления» и «преступности». Понятия, закрепленные в уголовном законодательстве, и понятия, используемые в криминологии.

Первое — это уголовно-правовое понятие «преступления», легальное определение преступления. Содержание данного понятия зависит от экономической, социальной и политической ситуации в стране, от господствующей концепции научной школы.

Второе — материальное или криминологическое понятие «преступности», содержание которого определяется характером теоретических задач криминологического исследования, позицией самого исследователя и особенностями конкретного вида преступности, а также основным предназначением криминологии — программирование борьбы с преступностью, совершенствование правоохранительной деятельности по пресечению преступлений.

1. Шнайдер Г. Й. Криминология. – М., 1994. — С. 102; Криминология: Учебное пособие/Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. — М.: Зерцало. — ТЕИС, 1996;

2. Криминология. Учебник/Под ред. В. Н. Бурлакова, В. П. Сальникова. — СПб: Академия МВД России, 1998;

3. Криминология: Учебник для вузов / Под общ. ред д.ю.н., проф. А. И. Долговой. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2005.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *