Убийство по мотиву кровной мести судебная практика

Дата размещения статьи: 06.02.2018

Убийство по мотиву кровной мести судебная практика

Ответственность за убийство по мотивам кровной мести предусмотрена в п. "е.1" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Материалы опубликованной судебной практики по данному виду убийств не отличаются многообразием. При этом на практике и в теории вопросы квалификации данного деяния по признакам субъекта решаются, на наш взгляд, не всегда верно.
В литературе достаточно распространена точка зрения, что субъекта убийства по мотивам кровной мести следует считать специальным, поскольку, как указывают авторы, им может выступать исключительно лицо определенной национальности и этнической группы, где существует обычай кровной мести .
———————————
Уголовное право России. Части Общая и Особенная: Учебник / Под ред. А.В. Бриллиантова. 2-е изд., перераб. и доп. 2015; СПС "КонсультантПлюс"; Жалинский А.Э., Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Уголовное право России. М.: НОРМА, 2005; Батычко В.Т. Уголовное право. Особенная часть. Таганрог: ТРТУ, 2010; URL: https://refdb.ru/look/2498132-pall.html (дата обращения: 16.01.2017); Чечель Г.И., Рахматуллина Н.Г. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести. Ставрополь, 2005. С. 126.

Подобные выводы можно сделать и на основе анализа отдельных приговоров по делам данной категории. К примеру, Ставропольский краевой суд осудил гражданина по п. "к" ст. 102 УК РСФСР за убийство на почве кровной мести цыганки, дядя которой, в свою очередь, несколькими месяцами ранее убил отчима осужденного. Однако Президиум Верховного Суда РСФСР переквалифицировал действия обвиняемого на ст. 103 УК РСФСР, указав, что для квалификации деяния по п. "к" ст. 102 УК РСФСР требовалось установить, что виновный относится к той народности, которая признает обычай кровной мести, чего нельзя было сказать о цыганах европейской и азиатской территории СССР .
———————————
Задворнов М.В., Даурбеков А.А. Кровная месть как мотив убийства // Российский судья. 2011. N 6. С. 28.

Менее категоричную позицию занимают авторы, которые указывают, что при признании убийства совершенным по мотиву кровной мести необходимо исходить не столько из национальной принадлежности виновного, сколько из того, признает ли он обычай кровной мести и следует ли ему .
———————————
Маркарян С.А. Совершение преступления по мотиву кровной мести // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2014. N 5. С. 81 — 83; Сирик М.С., Васильев А.М. Убийство по мотиву кровной мести // Научно-методический электронный журнал "Концепт". 2016. Т. 15. С. 1149.

Так, С.В. Бородин в одной из своих работ указывал, что установление принадлежности лица, совершившего убийство, к группе населения, которая придерживается обычая кровной мести, еще не решает вопроса квалификации преступления. Необходимо установить мотив кровной мести, т.е. побудительную причину убийства, порожденную данным обычаем .
———————————
Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 201.

Подобный вывод сделан в Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2007 г. N 299-П07, где указано, что по смыслу закона убийство по мотивам кровной мести имеет место в том случае, когда виновное лицо, разделяющее и признающее данный обычай, лишает жизни потерпевшего, стремясь соблюсти его. Высший судебный орган требует установить, что виновный признает и разделяет обычай кровной мести и намеревается лишить жизни потерпевшего именно по мотиву кровной мести .
———————————
Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 сентября 2007 г. N 299-П07 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 7.

Смещение акцента при характеристике "специальности" субъекта убийства по мотиву кровной мести от этнического происхождения в сторону необходимости установления факта признания виновным обычая кровной мести тем не менее не свидетельствует о том, что упомянутые авторы отказываются от такого условия квалификации убийства по мотиву кровной мести, как этническая принадлежность виновного лица. По мнению ряда исследователей, для применения п. "е.1" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить, что преступник обладал всеми признаками субъекта кровной мести (принадлежал к той группе населения, которая признает кровную месть), признавал обычай кровной мести и руководствовался им при совершении убийства .
———————————
Даурбеков А.А., Ужахов А.С. Дискуссионные вопросы понятия и квалификации убийств по мотиву кровной мести // Российский следователь. 2013. N 15. С. 23.

По поводу необходимости установления факта признания виновным обычая кровной мести у нас принципиальных возражений нет. Вполне логично и то, что преступник, разделяющий и руководствующийся обычаем кровомщения при совершении убийства, совершает данное деяние по мотиву кровной мести. Представляется, что указанные обстоятельства (восприятие взглядов на справедливость обычаев кровной мести и готовность им следовать) имеют не самостоятельное значение, влияющие на квалификацию, а исключительно доказательственное значение, позволяющее установить то, что счел важным для квалификации законодатель — мотив кровной мести.
Более того, описанные выше обстоятельства относятся к признакам субъективной стороны преступления, а не субъекта преступления, что свидетельствует о невозможности на основе указанных признаков относить субъекта рассматриваемого преступления к специальному. В связи с этим справедливо утверждение А.И. Коробеева, что русский, проживающий много лет в ингушском ауле и усвоивший горские обычаи, может придерживаться кровной мести, а ингуш, проживший всю жизнь на Дальнем Востоке, кровную месть может и не признавать . И, по мнению Г.Н. Борзенкова, ни место совершения преступления, ни принадлежность субъекта преступления к коренной или иной национальности не играют решающей роли. Главное — признает ли виновный обычай кровной мести и действует ли, подчиняясь этому обычаю .
———————————
Коробеев А.И. Обсуждение нового уголовного законодательства // Правоведение. 1998. N 2. С. 215.
Борзенков Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. М.: Зерцало-М, 2013.

Принципиальные возражения, однако, вызывает позиция авторов, указывающих на специального субъекта убийства по мотиву кровной мести исходя из необходимости обязательного установления этнического, национального происхождения виновного, т.е. его принадлежности к определенной группе населения, которая признает кровную месть. Подобная позиция не основана на буквальном толковании п. "е.1" ч. 2 ст. 105 УК РФ, где исключительно мотив, т.е. характеристика субъективной стороны, имеет юридическое значение, а не принадлежность виновного к какой-либо социальной группе. По всей видимости, авторы при толковании рассматриваемой нормы исходят из того, что сама суть запрещенного деяния предполагает: его может совершить исключительно лицо, принадлежащее к определенной национальности.
Иными словами, авторы полагают, что мотив кровной мести устанавливается не только на основе тех обстоятельств, что виновный признавал и в момент совершения преступления руководствовался обычаем кровной мести, но и при условии принадлежности виновного к определенной группе населения.
Если следовать этой логике и развивать ее, то получится, что существуют национальности, представители которых всегда могут рассматриваться в качестве субъекта убийства по мотиву кровной мести, и, напротив, существуют национальности, представители которых никогда не могут руководствоваться мотивом кровной мести и, соответственно, не могут отвечать признакам субъекта рассматриваемого преступления.
Полагаем, что подобный подход имеет явный дискриминационный оттенок, поскольку в таком случае при применении норм уголовного закона создаются предпосылки для избирательного отнесения отдельных национальностей к "особым", способным не просто на порочную мотивацию, но и на такую, которая признается государством дифференцирующим ответственность, существенно ее усиливающим обстоятельством.
Критикуемая нами позиция авторов не соотносится с принципом, изложенным в ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, согласно которому государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.
К подобному выводу пришла Л. Шнайдер, которая в своей диссертации указала, что при необходимости установления принадлежности виновного к определенной национальной группе населения, которая признает обычай кровной мести, имеет место определенное нарушение принципа равенства прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности .
———————————
Шнайдер Л.Г. Преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести в уголовном праве Российской Федерации: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006.
URL: http://www.dslib.net/kriminal-pravo/prestuplenija-po-motivu-nacionalnoj-rasovoj-religioznoj-nenavisti-ili-vrazhdy-libo.html (дата обращения: 17.01.2017).

Читайте также:  Приказ мчс россии о ведомственных знаках отличия

Другая проблема, связанная с отнесением субъекта убийства по мотиву кровной мести к специальному по признаку принадлежности виновного к определенной этнической группе, заключается в том, что в многонациональной России достаточно распространены межнациональные браки с последующим появлением генетически смешанного потомства. Если считать людей, рожденных от смешанных браков, где один из родителей является, к примеру, выходцем с Северного Кавказа, а второй — русским, представителями группы населения, разделяющей обычай кровной мести, то точка зрения о специальном субъекте становится несостоятельной. Поскольку метис в буквальном смысле — это уже не представитель той национальности, для которой обычай кровной мести является традиционным.
Если не признавать людей, рожденных от смешанных браков, представителями группы населения, разделяющей обычай кровной мести, то это будет свидетельствовать о том, что для уголовно-правовой квалификации убийства по мотиву кровной мести необходимо установить исключительно "чистую кровь" преступника, принадлежащего к определенной национальности. Как представляется, подобное правило, помимо дискриминационной составляющей, будет практически не реализуемо, поскольку принадлежность человека к определенной национальности и тем более степень "чистоты крови" на основе данных официального учета определить далеко не всегда возможно.
На основании изложенного согласимся с позицией авторов, указывающих, что субъектом убийства по мотиву кровной мести может быть любое лицо, независимо от национальной принадлежности . Для квалификации убийства по мотиву кровной мести важно установить именно мотив кровной мести. Национальные, этнические признаки лица, совершившего убийство, имеют лишь доказательственное значение для установления мотива преступления и не имеют самостоятельного значения для уголовно-правовой квалификации убийства по мотиву кровной мести. Соответственно, субъекта рассматриваемого преступления необходимо считать общим, это физическое, вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.
———————————
Шолько М.А. Особенности предварительного расследования убийств, совершенных по мотиву кровной мести и кровной вражды: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ижевск, 2007.

Пристатейный библиографический список

1. Батычко В.Т. Уголовное право. Особенная часть. Таганрог: ТРТУ, 2010.
2. Борзенков Г.Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. М.: Зерцало-М, 2013.
3. Бородин С.В. Преступления против жизни. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
4. Даурбеков А.А., Ужахов А.С. Дискуссионные вопросы понятия и квалификации убийств по мотиву кровной мести // Российский следователь. 2013. N 15.
5. Жалинский А.Э., Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Уголовное право России. М.: НОРМА, 2005.
6. Задворнов М.В., Даурбеков А.А. Кровная месть как мотив убийства // Российский судья. 2011. N 6.
7. Коробеев А.И. Обсуждение нового уголовного законодательства // Правоведение. 1998. N 2.
8. Маркарян С.А. Совершение преступления по мотиву кровной мести // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2014. N 5.
9. Сирик М.С., Васильев А.М. Убийство по мотиву кровной мести // Научно-методический электронный журнал "Концепт". 2016. Т. 15.
10. Чечель Г.И., Рахматуллина Н.Г. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести. Ставрополь, 2005.
11. Шнайдер Л.Г. Преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести в уголовном праве Российской Федерации: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2006.
12. Шолько М.А. Особенности предварительного расследования убийств, совершенных по мотиву кровной мести и кровной вражды: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Ижевск, 2007.

Кровная месть рассматривается как обычай, пережиток прошлого, в силу которого родственники убитого или лицо, считающее себя обиженным, обязаны или «вправе» лишить жизни обидчика. Поводом для кровной мести может быть не только убийство, но и иные противоправные действия или оскорбление. Для квалификации убийства по данному пункту достаточно [1]

установить, что лицо, его совершившее, признает такой обычай и в данном случае руководствовалось мотивом кровной мести. Однако не имеет значения, относится ли потерпевший к группе населения, придерживающейся обычая кровной мести [2] .

ПРИМЕР. М., дагестанец по национальности, совершил убийство X. за то, что тот пытался изнасиловать жену его друга, той же национальности. Следствие квалифицировало действия М. по п. «е. 1» ч. 2 cm. 105 УК, т.е. как убийство, совершенное по мотиву кровной мести. Суд согласился с такой квалификацией. Между тем, несмотря на то, что деяние М. формально подпадает под обычай кровной мести, М. по правшам адата не наделен правом исполнять этот обычай. В результате того, что суд и следственные органы неправильно определили, какие признаки позволяют отнести убийство к совершенному по мотиву кровной мести, была допущена ошибка в квалификации содеянного.

Представляется, однако, что в приведенном примере ошибки в квалификации допущено не было, поскольку не имеет значения, имел или не имел прав виновный исполнять такой обычай. Важно лишь то, что он признает такой обычай и, совершая убийство, стремился соблюсти его. При отсутствии таких признаков содеянное не может квалифицироваться как убийство по мотиву кровной мести.

ПРИМЕР. М., полагая, что М.А. причастен к убийству его родителей М.М. и И., принял меры по организации убийства М.А. Для осуществления и исполнения задуманного он привлек своего близкого знакомого Ч., которому предложич убить М.А., что тот впоследствии и совершил. Ч. был признан виновным в убийстве М.А. по мотиву кровной мести. Президиум Верховного Суда РФ измени7 приговор, указав следующее. По смыслу закона убийство по мотиву кровной мести имеет место в том случае, когда виновное лицо разделяющее и признающее этот обычай лишает жизни потерпевшего, стремясь соблюсти его. Вердиктом коллегии присяжных заседателей не признано, что Ч. признает обычай кровной мести. Основанием для квтификации совершенного им убийства по мотиву кровной мести не может служить то обстоятельство, что Ч. по предложению М. согласился совершить убийство М.А., зная, что М. считает его причастным к убийству родителей. Не установлено, что Ч., приняв предложение М. совершить убийство, осознает, что М. признает и разделяет обычай кровной мести и намеревается лишить жизни М.А. именно к мотиву кровной мести. При таких обстоятельствах действия Ч. подлежат переквалификации с п. «л» ч. 2 cm. 105 УК на ч. 1 cm. 105 УК*.

Читайте также:  Надо ли писать заявление на декрет

Сирик Мaринa Сергеевнa,кaндидaт юридических нaук, доцент,зaв.кaфедрой уголовного прaвa, процессa и криминaлистики,филиaл ФГБОУ ВО «Кубaнский госудaрственный университет» в г.Тихорецке, г.Тихорецк sirikmarina@yandex.ru

Васильев Алексей Михайлович,доктор исторических наук, кандидат юридических наук, профессоркафедры уголовного права, процесса и криминалистики,филиал ФГБОУ ВО «Кубанский государственный университет» в г.Тихорецке, г.Тихорецк alexey771977@mail.ru

Убийство по мотиву кровной мести

Аннотация.В статье рассматриваются особенности квалификации убийства по мотиву кровной мести. Делается вывод, чтоубийство, совершенное по мотиву кровной мести, может повлечь ответную «месть за месть», привести к дальнейшему насилию, породить «цепь» убийств, долгий кровавый конфликт, что, безусловно, значительно повышает степень его общественной опасности по сравнению с «простым» убийством. Необходимо соблюдать принципы законности и справедливости, правильно понимать субъективные признаки деяния, позволяющего квалифицировать его как убийство по мотиву кровной мести.Ключевые слова: убийство, кровная месть, потерпевший, квалификация.

Международные правовые акты (ст. 2 Конвенции от 4 ноября 1950 г. «О защите прав человека и основных свобод», ст. 7 Декларации прав и свобод человека и гражданина), а также ст. 20 Конституции РФ закрепляют принцип первостепенности интересов личности, провозглашают жизнь человека высшей ценностью, а право на жизнь –важнейшим личным правом.Конституция РФ провозгласила Россию демократическим, правовым и социальным государством. Человек, его права и свободы признаны высшей ценностью для общества и выработан механизм их правовой защиты.[1]В связи с этим современная уголовная политика России считает приоритетным направлением обеспечение безопасности личности, охрану прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств.[2]Действующее уголовное законодательство РФ включает целую систему норм, которые устанавливают ответственность за посягательства на жизнь. Уголовный кодексРФ дифференцирует ответственность за убийства, предусматривая как более мягкую, так и повышенную ответственность за убийство в зависимости от влияния того или иного обстоятельства на степень общественной опасности деяния. Статистические данные демонстрируют довольно стабильный уровень убийств: в 2011 г. было зарегистрировано 14,3 тыс. убийств и покушений на убийство, в 2012г. –13,3 тыс., в 2013 г. –12,3 тыс., в 2014 г. ¬–11,9 тыс., в 2015 г. –9,5 тыс.[3]Приведенные статистические данные неотражают действительного количества убийств. Не все преступления этого вида выявляются, кроме того, растет число отказов в возбуждении уголовных дел по сообщениям о смерти человека. Так, Генеральный прокурор России Ю.Я. Чайка, опираясь на данные 2011 года, сообщил: «Прокурорами выявлено и поставлено на учет 138 696 уголовно наказуемых деяний, ранее неправомерно неучтенных органами предварительного расследования. Среди них тяжкие и особо тяжкие преступления 294 убийства, 2118 фактов умышленного причинениятяжкого вреда здоровью, в том числе 99 со смертельным исходом»[4].Согласно сводным статистическим сведениям Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по результатам рассмотрения судами надзорных инстанций уголовных дел в 2009 году по ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее –УК РФ) были изменены обвинительные приговоры в отношении 752 лиц, из них для 111 лиц (14,8 %) –с изменением квалификации[5]; в 2010 году в отношении 717 лиц, из них для 110 лиц (15 %) –с изменением квалификации[6]. Несмотря на снижение числа судебных ошибок в 2011 году, наблюдается увеличение их доли, связанной с неправильной квалификацией, по отношению к общему количеству. Так, в 2011 году судами надзорных инстанций изменены обвинительные приговоры по ст. 105 УК РФ в отношении 586 лиц, из них для 104 лиц (17,7 %) –с изменением квалификации[7]. А в 2012 году оба показателя снизились: всего изменено приговора в отношении 433 лиц, для 52 лиц (12 %) с изменением квалификации[8]. В 2013 г. всего изменено приговоров в отношении 372 лиц, в отношении 41 (11 %) –с изменением квалификации.Противоречивость научных дискуссий, сложность в практическом применении ч.2. ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации диктуют необходимость более детального изучения норм, уточнения и толкования некоторых квалифицирующих признаков субъективной стороны убийств.[9]

Рассмотрим вопросы квалификации убийства по мотиву кровной мести.Убийство по мотиву кровной мести –п. «е1» ч. 2 ст. 105 УК РФ был выделен как отдельный квалифицирующий признак Федеральным законом от 24 июля 2007 г. № 211ФЗ. В ранее действующем законодательстве этот мотив был отражен в п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство «. по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести». Несмотря на то, что законодатель обособил данный признак, Постановление Пленума ВС РФ не было дополнено разъяснениями по п. «е1», что приводит к ошибкам квалификации нетолько на стадии предварительного расследования, но и при вынесении приговоров по делам такой категории.Для правильной квалификации по п. «е1» ч. 2 ст. 105 УК РФ необходимо проанализировать умысел и специфику мотива кровной мести, а также рассмотреть проблему выделения специального субъекта.Существует множество определений кровной мести с исторической, этнографической и юридической точек зрения. Учитывая все аспекты, С.А. Маркарян предлагает понимать кровную месть как «обычай, состоящий в обязанности лица, которому причинена кровная обида, или его родственников «отомстить кровью», то есть убийством обидчику или его родственникам»[10]. На определенном историческом этапе кровная месть была известна практически всем народам. До настоящего время этот обычай сохранился у народов Северного Кавказа (главным образом, в Дагестане, Ингушетии, КабардиноБалкарии, КарачаевоЧеркессии, Чечне).[11]Общественная опасность убийства на почве кровной мести усиливается тем, что осуждение лица, виновного в убийстве, не исключает в дальнейшем применения данного обычая в связи с этим же убийством.Примером совершения такого убийства может служить следующее дело, который приносит О.П. Левченко.В одном из сел Республики Адыгея Л. нанес Ж. тяжкие телесные повреждения. Ж. решил отомстить Л., так как причинение вреда здоровью считалось на этой территории тяжкой обидой, и убил племянника Л., за что был осужден к лишению свободы сроком на 9 лет.Желая отомстить за убийство своего племянника вернувшемуся из мест лишения свободы Ж., Л. убил его, за что был осужден к лишению свободы сроком на 10 лет. После отбытия наказания Л. возвратился домой.Сын Ж., желая отомстить Л. за убийство отца, убил его жену и малолетнего сына, а затем убил и самого Л.Краснодарский краевой суд осудил сына Ж. за убийство по мотиву кровной мести[12].Основанием для кровной мести является кровная обида, чаще всего убийство, при совершении которого родственники убитого в силу сложившегося обычая должны причинить смерть убийце или его родственникам. В зависимости от исторических традиций тех или иных народов в качестве кровной обиды могут признаваться и другие действия, например, оскорбление, прелюбодеяние, изнасилование, похищение женщины или насилие над ней и ряд другихоскорбительных деяний.Необходимо отметить, что для обществ, придерживающихся обычая кровной мести, кровная месть представляет собой не право, а обязанность отомстить, «священный долг», возложенный обычаем, неисполнение которого навлекает позор как на лицо, обязанное в силу обычая кровной мести отомстить обидчику, так и на весь его род. Исходя из этого, в уголовноправовой науке справедливо указывается, что определяющим побуждением к совершению убийства из кровной мести является не столько сама месть, сколько стремление виновного соблюсти обычай кровной мести и тем самым завоевать авторитет, утвердиться, получить признание. Приведем еще один пример из судебноследственной практики.Приговором Верховного Суда ЧеченоИнгушской АССР Толдиев был осужден по cm. 218 УК РСФСР (ч. 1 cm. 222 УК РФ) и по «к» ст. 102 УК РСФСР (п. «л» ч. 2 cт. 105 УК РФ).Толдиев признан виновным в том, что он в селе Экажево убил по почве кровной мести выстрелом из револьвера «Наган» Аушева МагомедаСали.Между Аушевым Магомедом, с одной стороны, и братом Толдиева Муссы Толдиевым Исай и его родственниками с другой, произошла ссора, при которой Аушев был избит.Старшие рода Аушевых и Толдиевых приняли меры к примирению. Однако братья Толдиевы допускали оскорбительные выпады против Аушева, в связи с чем Аушев нанес несколько ножевых ранений Толдиеву Исе, причинив ему легкие телесные повреждения без расстройства здоровья.Старшие рода Аушевых, Хасан и Закри Аушевы, узнав о случившемся, стали просить отца Толдиева Исы, Абукара Толдиева,примириться, на что Толдиев согласился. Однако фактически примирение не состоялось.Утром 8 июня Аушев Магомед повез на мельницу в селе Экажево мешок кукурузы. Толдиев Мусса с двумя не установленными следствием лицами вызвал Аушева с мельницы и у трансформаторной будки выстрелом в голову из револьвера убил его.После убийства Аушева Толдиев и его соучастники скрылись с места происшествия, а утром следующего дня Толдиев явился с повинной в милицию, скрыв своих соучастников.Виновность Толдиева в убийстве Аушева и в незаконном хранении огнестрельного оружия доказана материалами дела.Однако действия Толдиева неправильно квалифицированы по п. «к» ст.102 УК РСФСР (п. «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ).Хотя в приговоре и указано, что убийство Аушева совершено Толдиевымна почве кровной мести, но никаких доказательств этого в приговоре не приведено, и такой вывод основывается только на том, что в феврале Аушев нанес ножевые ранения Толдиеву Исе.Никто из родственников убитого не утверждал, что убийство совершено на почвекровной мести. По их утверждениям, убийца поступил не в соответствии со старыми обычаями.Никто из остальных свидетелей тоже не утверждал, что убийство Аушева совершено Толдиевым на почве кровной мести.Не признавал этого и осужденный Толдиев. Он утверждал, что убийство он совершил, защищаясь от нападения Аушева, но в этой части его утверждение необоснованно.Вместе с тем при отсутствии доказательств кровной мести и при наличии по делу данных о неприязненных отношениях и ссорах между Аушевым и Толдиевым следует признать, что убийство совершено на почве неприязненных отношений, и квалифицировать действия Толдиева по cm. 103 УК РСФСР (ч. 1 ст. 105 УК Р)[13].Это обстоятельство следует учитывать при разграничении убийства, совершенного по мотиву кровной мести,с убийством из иной или, как ее иногда называют, «обычной» мести. Если внутренней побудительной причиной убийства из «обычной мести» является стремление получить удовлетворение за причиненную обиду, то в основе убийства из кровной мести в первую очередь лежит стремление соблюсти обычай, и лишь затем –желание «отплатить» за обиду.Помимо установления мотива, при определении признаков субъективной стороны для квалификации действий виновного по п. «е1» ч. 2 ст. 105 УК требуется также установить характер умысла виновного. Очевидно, что убийство на почве кровной мести может быть совершено с только с прямым умыслом, для установления которого необходимо выяснить соотношение мотива и цели при совершении такого убийства. Именно кровная месть как обычай здесь выступает побудительной причиной убийства, и, соответственно, ее нельзя не признать мотивом совершения преступления. Целью убийства является вовсе не отмщение, а лишение жизни обидчика, что свидетельствует о прямом умысле на совершение такого преступления. Как правило, лицо, совершившее убийство по мотиву кровной мести, при установлении его личности не скрывает именно эту мотивацию[14].В уголовноправовой литературе достаточно широкое распространение получила точка зрения, согласно которой субъектом убийства, совершенного по мотиву кровной мести, может быть только лицо, принадлежащее к той национальной или этнической группе населения, где существует обычай кровной мести. Тем не менее, во избежание возможных судебных ошибок следует исходить не столько из национальной принадлежности виновного, сколько из того, признает ли он обычай кровной мести и следует ли он ему.Многие исследователи полагали, что субъектом убийства на почве кровной мести, как и потерпевшим от этого преступления, могут быть только лица мужского пола на том основании, что кровная месть «падает» лишь на родственников по мужской линии.[15]

Читайте также:  Штраф таксисту без путевого листа

По мнению Чечеля Г.И., субъектом убийства на почве кровной местиможет быть только лицо, принадлежащее к той национальности или группе населения, где еще встречается родовой обычай кровной мести. Им может выступать лицо как мужского, так и женского пола[16].П. С. Яни уточняет, что суть этого вида убийства заключается в лишении жизни представителя враждебного рода не из личной неприязни, а «по обязанности», которая переходит по нисходящей линии на мужчин рода, а при их отсутствии —на женщин[17]. При этом важно отметить, что не имеет значения, относится ли к группе населения, придерживающейся обычая кровной мести, потерпевший.[18]Убийство, совершенное по мотиву кровной мести, может повлечь ответную «месть за месть», привести к дальнейшему насилию, породить «цепь» убийств, долгий кровавый конфликт, что, безусловно, значительно повышает степень его общественной опасности по сравнениюс «простым» убийством. Необходимо соблюдать принципы законности и справедливости, правильно понимать субъективные признаки деяния, позволяющего квалифицировать его как убийство по мотиву кровной мести.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *