Сделка по передаче имущества

Уважаемые коллеги, добрый день!

В нашем сегодняшнем дайджесте:

  1. Очередной спор о фактическом праве на доход успешно проигран налоговым агентом – слишком «технической» был его кипрский акционер
  2. Ошибки в оформлении инвентаризации и при учете недостач могут привести к доначислению НДС «на ровном месте»
  3. Любопытный спор об экономической выгоде от получения имущества, если впоследствии сделка по передаче такого имущества признана недействительной
  4. Не стоит забывать – неналоговые платежи взыскиваются вовсе не по правилам Налогового кодекса

И многое другое!

Международное налогообложение

Применение пониженной ставки налога с доходов в виде дивидендов, выплаченных кипрской компании, признано неправомерным, поскольку последняя не являлась их фактическим получателем

В ходе выездной проверки за 2014-2016 гг. налоговым органом установлено, что в проверяемом периоде российская организация выплатила кипрской компании (акционеру), владеющему 100 % ее акций, дивиденды с удержанием налога на доходы по пониженной ставке – 5 %.

Налоговый орган пришел к выводу о неправомерности применения налоговым агентом пониженной ставки в связи со следующим: 1) Кипрская компания в августе 2013 года приобрела акции российской организации у гражданина Эстонии, но изначально они оплачены не были; 2) в ноябре 2013 года акционер принял решение об увеличении уставного капитала российской организации на сумму эквивалентную 108 144, 29 евро. Данная сумма была перечислена в адрес российской организации в январе 2014 года, но сделано это было за счет заемных средств, полученных от эстонской компании, основным собственником которой являлся вышеназванный гражданин Эстонии.

При этом кипрская компания имела в штате 1 сотрудника-директора, не несла административных расходов, не имела активов, за исключением инвестиций в российскую организацию, дебиторской задолженности, образовавшейся по выданным аффилированным компаниям займам, доходы компании состояли в основном из дивидендов, полученных от российской организации, что подтверждается аудиторскими заключениями и финансовой отчетностью компании.

Фактически управление кипрской, равно как и российской компанией производилось вышеназванным гражданином Эстонии.

Поступавшие на счет кипрской компании денежные средства в виде дивидендов были перечислены на счет эстонской компании по договору о кредитовании.

Суд согласился с выводом налогового органа о том, что кипрская компания не является фактическим собственником в отношении перечисляемого в ее адрес дохода в виде дивидендов, а исполняет функции технического агента для перечисления денежных средств аффилированным гражданином Эстонии иностранным компаниям, зарегистрированным в Эстонии с единственной целью применения льготной ставки налогообложения при выплате дивидендов.

Даже с учетом факта внесения компанией заемных денежных средств в необходимом размере в качестве вложения в уставный капитал российской компании налогоплательщик не доказал, что кипрская компания действительно вела предпринимательскую деятельность.

Суд также отклонил довод налогоплательщика о необходимости исключения из числа доказательств по делу как недопустимого выписки по банковскому счету кипрской компании за период 01.01.2014 – 31.12.2015, полученной налоговым органом в ходе проведения налоговой проверки в соответствии с Конвенцией о взаимной административной помощи по налоговым делам от 25.01.1988 (даже если для РФ положения Конвенции распространяются на административную помощь за налоговые периоды, начинающиеся 01.01.2016, а кипрская компания не является резидентом Эстонии).

Суд признал правомерным доначисление НДС по итогам инвентаризации налогоплательщиком имущества из-за отсутствия обоснования причины его выбытия

По итогам выездной проверки налоговый орган установил, что налогоплательщиком занижена налогооблагаемая база по НДС на сумму недостачи имущества, установленной в результате проведенной налогоплательщиком инвентаризации.

По мнению налогового органа, имущество налогоплательщика не могло выбыть по независящим от него причинам (территория была охраняемой и т.д.), а сам налогоплательщик документально не подтвердил факт выбытия имущества в результате наступления событий, не зависящих от его воли (порча, бой, хищение, стихийное бедствие, уничтожение недоброкачественной продукции и т.п.). Отсутствует письменное объяснение о причинах выявления по итогам проведения инвентаризации недостачи (излишка). Таким образом, поскольку безвозмездная реализация является операцией, облагаемой НДС (пп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ), то в этом случае налогоплательщик должен исчислить налог к уплате, определив налоговую базу в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 154 НК РФ.

Суд первой инстанции не согласился с позицией налогового органа, отметив, что ТМЦ выбыли в результате неправильного учета, который в проверяемый период на предприятии находился в процессе становления. Данный факт подтверждается представленными налогоплательщиком документами, полученными налоговым органом при проведении налоговой проверки, а также показаниями свидетелей-работниками. Таким образом, имеется документальное подтверждение выбытия данных ТМЦ в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, что, исходя из содержания п. 1 ст. 146 НК РФ, не является операцией, учитываемой при формировании объекта налогообложения. Кроме того, материалы дела свидетельствуют, что часть ТМЦ не выбывала из владения налогоплательщика, но не может быть выявлена в результате неправильного учета. К тому же, налоговый орган, применяя п. 2 ст. 154 НК РФ, должен был установить рыночные цены товаров, которые якобы были безвозмездно реализованы.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, напротив, приняли судебные акты в пользу налогового органа. Ими отмечено, что налоговый орган основывает свои выводы на п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 г. № 33, в котором разъяснено, что если факт выбытия имущества установлен, однако не подтверждено, что выбытие имело место в результате наступления событий, не зависящих от воли налогоплательщика, надлежит исходить из наличия у него обязанности исчислить налог по правилам, установленным п. 2 ст. 154 НК РФ для случаев безвозмездной реализации имущества.

В рассматриваемом случае при списании выявленной недостачи налогоплательщик зафиксировал факт выбытия имущества только в документах, составленных по итогам инвентаризации, но действительную причину выбытия имущества, в том числе и то, что имущество выбыло без передачи его третьим лицам (без реализации) не обосновал.

Является правомерным вывод налогового органа о том, что имущество налогоплательщика не могло выбыть из его владения по независящим от него причинам (используемая им территория охраняемая, оснащена системой видеонаблюдения и т.д.). В свою очередь, он (налогоплательщик) документально не подтвердил факт выбытия имущества в результате наступления событий, не зависящих от его воли (порча, бой, хищение, стихийное бедствие, уничтожение недоброкачественной продукции и т.п.). Также в рассматриваемом случае отсутствует лицо, которому переданы ТМЦ, следовательно, отсутствует установленная договором цена сделки, которая в силу положений НК РФ может быть признана рыночной.

Налог на прибыль

Налогоплательщик не вправе учесть в расходах арендную плату за пользование земельным участком, если в этом периоде третье лицо было обязано уплачивать по этому участку земельный налог

Налогоплательщик отнес в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль за 2013 год, затраты в виде арендной платы за муниципальный земельный участок за 2010 – 2013 годы, возникшие в рамках договора аренды, который был заключен в ноябре 2013 года, но его действие распространено с 01.01.2010.

В ходе проверки налоговый орган пришел к выводу о том, что налогоплательщик неправомерно учел в расходах экономически необоснованные и документально не подтвержденные затраты по аренде земельного участка за 2010 год, 2011 год, а также за период с 1 по 25 января 2012. До 26.01.2012 титульным владельцем этого участка на праве постоянного (бессрочного) пользования являлось третье лицо, которое было обязано уплачивать земельный налог. Соответственно, налогоплательщик не мог за этот же период уплачивать арендную плату и учитывать ее в расходах.

При рассмотрении дела было установлено, что налогоплательщик был создан еще в 2006 году в результате реорганизации в форме выделения из третьего лица. По разделительному балансу к нему перешло и право постоянного (бесспорного) пользования спорным участком. Однако государственная регистрация права на этот участок не производилась. Лишь 26.01.2012 местная администрация своим постановлением прекратила право пользования третьего лица этим участком. То есть до этой даты титульным владельцем участка являлось третье лицо.

Суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из того, что до прекращения у третьего лица права на спорные земельные участки и при наличии у него вещно-правового титула пользователя спорными земельными участками, плату за спорный участок за период с 01.01.2010 по 26.01.2012 должно производить третье лицо путем исчисления земельного налога. Причем эта обязанность по уплате налога подтверждена судебными актами по другому делу.

Читайте также:  Выбор системы налогообложения для ооо

Налогоплательщик настаивал на обоснованности понесенных им расходов по договору аренды, указывая (в кассационной жалобе), в частности, на то, что судебными актами по другому делу подтвержден тот факт, что именно он являлся в спорном периоде фактическим пользователем участка. Ошибочное, по мнению суда, внесение в бюджет платежей в виде арендной платы не может служить основанием для исключения реально понесенных налогоплательщиком затрат из состава расходов по налогу на прибыль.

Тем не менее, окружной суд отметил, что налогоплательщик не оформил в установленном законом порядке права на спорный земельный участок и не убедился в легитимности заключения договора аренды на спорный земельный участок. Расходы, понесенные им по договору аренды, нельзя отнести к обусловленным разумными экономическими или иными причинами.

Судья ВС РФ после истребования дела отказал налогоплательщику в передаче его дела на рассмотрение СКЭС ВС, отметив при этом, что тот не лишен права защиты интересов в отношениях со своими контрагентами.

Признание сделок по безвозмездной передаче имущества недействительными означает, что экономическую выгоду от такой передачи следует признать утраченной

Налогоплательщик, применявший УСН, в 2015 году безвозмездно получил в собственность от своей дочерней компании несколько объектов недвижимости, которые в этом же году (т.е. спустя менее 1 года со дня их получения) были безвозмездно переданы им другим дочерним компаниям. В 2016 году дочерняя компания, передавшая объекты недвижимости, была признана банкротом, а в 2017 году суд принял решение о признании сделки по передаче имущества недействительной и возврате этого имущества в конкурсную массу этой дочерней компании, что и было сделано в этом же 2017 году.

В ходе выездной проверки за 2013-2015 гг. налоговый орган установил, что в результате получения в 2015 году спорного имущества налогоплательщик утратил право на применение УСН, следовательно, ему подлежат доначислению налоги по общей системе налогообложения. При этом подлежит доначислению и налог на прибыль, поскольку хотя имущество и получено налогоплательщиком от дочерней компании, им не выполнено условие освобождения от налогообложения (подп. 11 п. 1 ст. 251 НК РФ) о том, что имущество не должно передаваться в течение года третьему лицу.

Налогоплательщик же, исходя из признания всех сделок по получению и дальнейшей передаче имущества недействительными, оспорил доначисление ему налога на имущество и налога на прибыль. По его мнению, применение последствия в виде возврата имущества в конкурсную массу дочерней компании свидетельствует о том, что он не получал право собственности на имущество, а в отсутствие правового основания финансовые последствия у налогоплательщика наступить не могут.

Суд первой инстанции не согласился с налогоплательщиком, исходя из того, что по смыслу ст. 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции. Одного только факта признания сделки недействительной недостаточно для внесения корректировок в налоговые обязательства. Факт признания сделки недействительной – это новая хозяйственная операция в виде возврата имущества, которая подлежит учету как новые факты хозяйственной жизни, что подтверждается разъяснениями ВС РФ, изложенными в п. 9 Информационного письма № 148 от 17.11.2011.

Суд апелляционной инстанции согласился с позицией суда первой инстанции лишь в части доначисления налога на имущество. Что же касается налога на прибыль, то суд признал его доначисление незаконным, исходя из следующего. Возникновение обязанности по уплате налога связывается с наличием объекта налогообложения. Объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Признание сделок по безвозмездной передаче имущества недействительными означает, что экономическую выгоду от такой передачи следует признать утраченной. Изложенное в соответствии с положениями статей 41, 247 НК РФ свидетельствует об отсутствии полученного дохода как объекта налогообложения применительно к налогу на прибыль. Экономическая выгода от самого факта использования в 2015 году спорного имущества является самостоятельным объектом налогообложения.

Суд кассационной инстанции оставил в силе апелляционное постановление, отказав в удовлетворении жалобы налогового органа.

Не исключено, что история вокруг этого спора может получить дальнейшее развитие в Верховном Суде. Стоит отметить, что суды (причем не только первая, но и апелляционная инстанция) упомянули в своих судебных актах отказное определение ВС РФ от 26.03.2015 по делу № А40-69367/2013, где тоже шла речь о последствиях признания сделки недействительной для налога на прибыль, но там налогоплательщиком был получен доход от реализации товаров (а не доход в натуральной форме в виде безвозмездно полученного имущества). При этом в том деле налогоплательщику было отказано в передаче его жалобы на рассмотрение СК ЭС ВС РФ. Соглашаясь с позицией апелляционного суда о том, что «признание сделок по безвозмездной передаче имущества недействительными означает, что экономическую выгоду от такой передачи следует признать утраченной», можно прийти к вопросу о том, с какого именно момента ее следует считать утраченной для целей обложения налогом на прибыль и уместен ли здесь иной подход чем в деле № А40-69367/2013, а если уместен, то при каких условиях.

Неналоговые платежи

Предложение налогового органа уплатить утилизационный сбор в добровольном порядке без возможности его принудительного взыскания не нарушает прав его плательщика

В ходе выездной проверки налоговый орган установил, что общество приобретало троллейбусы у производителя колесных транспортных средств, и в нарушение требований Федерального закона от 24.06.1998 № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» не исчислил и не уплатило утилизационный сбор за 2014 год. При этом производителем также не исчислен и не уплачен утилизационный сбор за 2014 год.

В связи с этим в решении налогового органа по итогам проверки в разделе «иные предложения» указано, что обществу предлагается представить расчеты по утилизационному сбору и уплатить доначисленные суммы данного сбора за 2014 год в добровольном порядке. При этом изначально сумма этого сбора была отражена в решении как недоимка, но затем исключена из общей суммы недоимки.

Общество заявило в суде требование о признании недействительным решения налогового органа в части вывода о неисчислении и неуплате им утилизационного сбора. При этом им были заявлены различные доводы, в частности, о том, что: 1) общество не знало, должно ли оно уплачивать такой сбор; 2) о необоснованности включения в программу налоговой проверки вопроса правильности исчисления и уплаты утилизационного сбора

Но суд отказал обществу в удовлетворении его требований в этой части, исходя в первую очередь из того, что утилизационный сбор является платежом неналогового характера и единственной мерой принуждения к его уплате является невозможность регистрации транспортного средства без соответствующей отметки в паспорте транспортного средства.

В решении налогового органа по итогам проверки обществу лишь предлагается представить расчеты по утилизационному сбору и уплатить доначисленные суммы данного сбора за 2014 год в добровольном порядке. Сумма утилизационного сбора в раздел неуплаченных налогов и сборов в таблице по недоимке не включена. Такая формулировка свидетельствует о том, что на основании вынесенного решения налоговый орган не сможет предпринять действий, предусмотренных НК РФ, по взысканию рассчитанной суммы неналогового платежа.

Следовательно, решение налогового органа в данной части не возлагает на общество каких-либо обязанностей, не создает препятствий в осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности, предложение представить в налоговый орган расчет утилизационного сбора и добровольно уплатить его, без возможности принудительного взыскания, не нарушает права общества.

Иные доводы общества, связанные с отсутствием у него обязанности по уплате утилизационного сбора, были также отклонены судами.

Предусмотренный нормами НК РФ порядок и сроки принудительного взыскания налоговой задолженности не применимы к платежам за пользование недрами

Общество на основании лицензии являлось пользователем недр, в связи с чем 25.05.2016, 18.07.2016, 28.04.2016 и 10.07.2017 представило в налоговый орган по месту постановки на учет в качестве недропользователя расчеты регулярных платежей за пользование недрами за 1, 2 кварталы 2016 года и 1, 2 кварталы 2017 года, в которых исчислило к уплате в бюджет регулярные платежи за пользование недрами, срок уплаты которых истекал соответственно 30.04.2016, 31.07.2016, 30.04.2017 и 31.07.2017.

В связи с неисполнением обществом обязанности по уплате этих платежей в указанной сумме налоговым органом в адрес общества по почте были направлены уведомления-требования об уплате задолженности по регулярным платежам за пользование недрами: со сроком исполнения до 15.06.2016 за 1 квартал 2016 года; со сроком исполнения до 28.10.2016 за 2 квартал 2016 года; со сроком исполнения до 20.11.2017 за 1 и 2 кварталы 2017 года, которые обществом также не были исполнены.

Читайте также:  Как правильно писать слово объяснительная

Налоговый орган принял меры к взысканию спорных платежей в судебном порядке. Общество в качестве возражений ссылалось на пропуск налоговым органом при обращении в суд срока, установленного ч. 3 ст. 46 НК РФ.

Тем не менее, суды рассмотрели спор в пользу налогового органа, исходя из следующего.

Общество в период пользования участком недр являлось плательщиком регулярных платежей за пользование недрами. В соответствии с Федеральными законами от 14.12.2015 № 359-Ф3«О федеральном бюджете на 2016 год» и от 19.12.2016 г. № 415-ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов» ФНС является главным администратором доходов бюджета РФ в виде регулярных платежей за пользование недрами. Согласно ч. 2 ст. 160.1 Бюджетного кодекса РФ администратор доходов бюджета обладает следующими бюджетными полномочиями: осуществляет начисление, учет и контроль за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью осуществления платежей в бюджет, пеней и штрафов по ним; осуществляет взыскание задолженности по платежам в бюджет, пеней и штрафов.

Регулярные платежи за пользование недрами установлены Законом РФ от 21.02.1992 N 2395-1 "О недрах", не являющимся актом законодательства о налогах и сборах; ст.ст. 13, 14, 15 НК РФ к числу налогов данные платежи не отнесены; в связи с чем предусмотренный ст.ст. 45, 46, 47, 48, 69, 70 НК РФ порядок и сроки принудительного взыскания задолженности к ним не применимы.

Регулярные платежи за пользование недрами подлежат взысканию в судебном порядке в пределах общего срока исковой давности на основании ч. 1 ст. 213 АПК РФ, поскольку они подлежат взысканию с лица, осуществлявшего предпринимательскую и иную экономическую деятельность; установлены федеральным законом в качестве обязательного платежа, и иной порядок их взыскания Законом РФ от 21.02.1992 N 2395-1 "О недрах" (или каким-либо иным федеральным законом) не предусмотрен.

Ссылку общества на правовую позицию КС РФ, изложенную в постановлениях от 31.05.2016 № 14-П, от 05.03.2013 № 5-П, от 14.05.2009 № 8-П и от 28.02.2006 № 2-П, суд округа отклонил, поскольку этими постановлениями признано правомерным установление законодателем обязанности по уплате неналоговых платежей без указания на возможность применения норм НК РФ при реализации налоговыми органами полномочий по администрированию таких платежей.

Надеемся, что предоставленная информация окажется для Вас полезной.

Мы готовы ее обсудить в удобном для Вас формате.

Отчуждение имущества ООО представляет собой крупную сделку, которая связана с большими расходами и является значительной для любой компании. Ниже рассмотрим особенности проведения подобных операций, разберем требования законодательства, особенности отчуждения имущества, и правила, по которым проводятся такие сделки с коммерческой недвижимостью. Сразу стоит отметить, что нарушение действующих норм может привести ко многим проблемам с контролирующими органами. Но обо всем подробнее.

В чем сущность операции?

Сделка по передаче имуществаСделка по отчуждению имущества ООО — процесс передачи объекта недвижимости или другого имущества, а также права собственности на него другой стороне. В ГК РФ прописано, что отчуждение имущества представляет собой комплекс мероприятий, которые проводятся владельцем по собственному согласию. Если системно подходить к анализу этого мероприятия, здесь напрашивается следующий вывод.

Отчуждение имущества ООО — это:

  • Передача объекта сделки другому субъекту в пользование на определенный период времени.
  • Отказ от права обладания.
  • Потеря или гибель имущества, а также утрата права на него по различным причинам.
  • Предоставление новых возможностей по отчуждению.
  • Потеря права владения по решению судебной инстанции.

Общие положения

Отчуждение имущества ООО подразумевает передачу определенного объекта от одного субъекта другому лицу, а также представляет собой один из способов распоряжения имуществом на возмездной или безвозмездной основе. К таким сделкам относится купля-продажа, дарение или проведение других видов операций по передаче права или продаже объекта. Сюда же относится лишение имущества против собственной воли, к примеру, конфискация или реквизиция.

К операциям по отчуждению можно отнести следующие договора:

  1. Купли-продажи доли предприятия в общей собственности, недвижимости, предприятия.
  2. Дарения недвижимости (жилой и нежилой).
  3. Мены доли в общей собственности, жилого объекта.
  4. Пожертвования имущества.
  5. Ренты с передачей какого-либо объекта под обязательство выплачивать определенную плату.
  6. Участия в долевом строительстве.
  7. Аренды с правом покупки по завершении срока действия.
  8. Пожизненного содержания.

Для организации сделки с отчуждением недвижимости требуется регистрация:

  • Права собственности субъекта, который получает имущество. К этой категории относится лицо, которое получает недвижимость в подарок, покупает или арендует его.
  • Самой сделки. Для реализации этой задачи требуется наличие подписи на документе, в котором прописаны особенности проведения операции.

Операции по отчуждению проходят при условии предоставления полного пакета бумаг, который может различаться в зависимости от типа реализуемого имущества.

Основной пакет выглядит следующим образом:

  • Бумага, подтверждающая платеж по регистрации.
  • Паспорт (для физлиц) и учредительные бумаги (для юрлиц).
  • Договор (мены, дарения, купли-продажи).
  • Бумаги, подтверждающие наличие полномочий представителя.

Для проведения сделки часто необходимо решение учредителей ООО об отчуждении имущества. При этом сам процесс проходит в несколько шагов и требует от представителя компаний определенных знаний законодательства, а также запаса свободного времени.

Без подготовки и при отсутствии опыта организовать отчуждение имущества ООО является весьма сложной задачей. Вот почему многие представители компаний при проведении подобных операций обращаются к специалистам. С другой стороны, выполнить работу можно и без привлечения сторонних фирм. Второй вариант отличается большими затратами времени, но открывает возможность для экономии.

Что такое крупная сделка?

Применительно к отчуждению имущества часто употребляется другое определение — «крупная сделка». В начале статьи упоминалось, что продажа (дарение, передача права, аренда) имущества представляет собой серьезную финансовую операцию. К категории крупных относятся сделки, которые касаются покупки/продажи имущества на сумму 25% стоимости всех объектов компании. Данные берутся из отчетности по бухгалтерии за последний период, который предшествовал дате осуществления операции.

По решению учредителей в уставе ООО может оговариваться более крупная цифра чем 25%. Именно при достижении этого предела сделка по отчуждению имущества будет относиться к крупной. Стоит выделить еще один момент. По уставу ООО к таким операциям могут относиться все сделки, касающиеся купли/продажи имущества, вне зависимости от общих затрат, или операции, общий объем которых превышает определенную сумму (например, 1 млн. рублей и больше).

Что говорит законодательство?

Более подробно о крупных сделках и отчуждении имущества можно почитать в ФЗ РФ от 08 февраля 1998 года, ст. 46. В ней дается четкое определение подобных операций, а также особенности их проведения. Ниже рассмотрим основные моменты:

  1. К крупной относится сделка, залог, заем или поручительство, имеющие тесную связь с покупкой, возможностью или непосредственным отчуждением какого-либо объекта. Стоимость последнего, как уже отмечалось выше, должна быть от 25% балансовой цены активов предприятия. Информация берется на базе бухгалтерской отчетности ООО.
  2. К крупным нельзя отнести операции, которые являются частью хозяйственной деятельности компании, а также сделки, которые должны осуществляться по ФЗ РФ или с учетом других правовых актов. В последнем случае расчеты должны осуществляться по цене, определенной в порядке, установленном Правительством РФ.
  3. Отдельное внимание уделяется определению стоимости отчуждаемого имущества. Она вычисляется с учетом информации, отраженной в бухучете ООО. Если речь идет о покупке недвижимости, в основе анализа лежит цена предложения.
  4. Отчуждение имущества ООО в пользу учредителя или в отношении другого субъекта производится только после принятия соответствующего решения на собрании участников ООО. В результате заседания выносится решение, в котором отмечаются лица, принимающие участие в операции. Так, в документе указывается выгодоприобретатель, стоимость объекта, объект сделки, а также прочие условия, которые имеют значение для сторон. Допускается не указывать в решении субъектов, относящихся к категории выгодоприобретателя, если операция оформляется в случае проведения торгов или в других ситуациях, когда получатель объекта сделки заранее неизвестен.
  5. Если в ООО организуется наблюдательный совет (более распространенное название — совет директоров), все вопросы касательно отчуждения имущества или прочих крупных сделок отражаются в уставе компании, а сами решения принимаются коллегиально. Важно, чтобы подобные полномочия учредителей также нашли отображение в уставе.
  6. Если крупная сделка (в том числе по отчуждению имущества) была осуществлена с нарушением законодательства, общество или один из участников вправе подать иск в судебную инстанцию и признать финансовую операцию с недвижимостью недействительной. Отдельно стоит отметить, что срок исковой давности по этому вопросу (если он был пропущен) не может быть восстановлен.
Читайте также:  Номера на сохранении сколько лежат

Даже в случае передачи дела в суд, последний может отказать в иске при определенных обстоятельствах. Это возможно в случае, если решение участника, который должен был принять участие в голосовании по крупной сделке, не мог повлиять на общий результат голосования. Аналогичная ситуация возможна и в случае, если факт причинения убытков в случае осуществления сделки не может быть доказан.

Кроме того, суд вправе отклонить иск, если ко дню рассмотрению дела в судебную инстанцию были переданы документы, подтверждающие проведение сделки по всем правилам, которые прописаны в ФЗ. Последней причиной, по которой суд может отказать в рассмотрении дела, является тот факт, что другая сторона не знала или не должна была владеть информацией в отношении нарушения условий сделки по отчуждению имущества.

  • В уставе ООО может прописываться, что для проведения крупных сделок не требуется сбор учредителей или совета директоров для принятия решения. В такой ситуации операция с имуществом производится по упрощенной процедуре.
  • В уставе компании могут указываться различные варианты или размер сделок, которые будут относиться к категории крупных. В этом случае решение должно приниматься учредителями ООО на общем собрании.

На практике возможны ситуации, когда в отчуждении имущества ООО одновременно заинтересованы все учредители компании. В этом случае одобрение сделки может производиться в ином порядке, с учетом положения текущей статьи.

Здесь же стоит отметить, что при одобрении крупных сделок положения рассматриваемой статьи ФЗ не применяются в следующих случаях:

  • Реорганизация ООО, слияние или присоединение.
  • Переход части или общей доли в уставном капитале в ситуациях, которые предусмотрены ФЗ.
  • Директор и единственный учредитель ООО являются одним лицом.

Как определить, что сделка крупная?

Чтобы узнать, относится ли отчуждение имущества ООО к крупной сделке, необходимо произвести несложные расчеты, после чего сравнить полученную сумму с общей стоимостью активов компании, отраженных в бухгалтерском балансе или декларации. Последний вариант подходит для случаев, когда организация работает на УСН. На практике стоимость имущества компании является общая сумма активов этого ООО.

Если в предприятии по какой-либо причине отсутствует бухгалтерский баланс, доказательство факта того, что сделка по отчуждению имущества является крупной, возлагается непосредственно на ООО. Если участники имеют возражения против подобного порядка, а также сомневающиеся в достоверности предоставленной информации, возможно проведение независимой экспертизы с привлечением судебной бухгалтерии.

Вопросы и ответы

Несмотря на четкую позицию законодательства в отношении отчуждения имущества, представителям ООО не всегда удается найти необходимые ответы. Ниже рассмотрим некоторые вопросы, которые задаются в разрезе осуществления крупных сделок:

  • Если отчуждение имущества происходит по протоколу собрания, но одна из подписей учредителей подделана. Что в этом случае может грозить? В этой ситуации существует два пути. Подделку может никто не заметить. Если же это произойдет, учредитель, чья подпись оказалась подделана, вправе пойти в суд и добиться отмены протокола, а также сделки в комплексе. Речь идет о преступлении, результатом которого может быть возбуждение уголовного дела.
  • Может ли генеральный директор участвовать в сделке по отчуждению имущества? Если исходит с позиции законодательства, в такой сделке нет ничего криминального. Но здесь нужно заглядывать в устав ООО, ведь в нем могут отражаться полномочия директора. Бывают ситуации, когда сделка может быть проведена только с одобрения учредителей.
  • Нужны ли обеспечительные меры от суда в случае отчуждении доли в ООО? При наличии опасности такой продажи можно просить суд об обеспечении в виде ареста. При этом доля должна рассчитываться с учетом рыночной стоимости.
  • Как правильно оформить отчуждение имущества по документам, если соглашение купли-продажи и реорганизация неуместны? Ответ на этот вопрос должен быть в уставе компании. Чаще всего оплата доли производится имуществом.

Как рассчитать размер сделки: пример

Одна из главных задач — принятие решение в отношении принадлежности сделки по отчуждению имущества к крупным операциям. Для решения этой задачи достаточно провести простые расчеты. К примеру, объект недвижимости стоит 50 млн. рублей, а цена имущества общества — 10 млн. рублей. Один процент от десяти миллионов — 100 тысяч рублей. Цена сделки в процентном соотношении составляет 500%. Общая формула для расчета выглядит так:

Стоимость сделки в процентах = (Цена объекта недвижимости/Стоимость имущества)*100%.

После вычисления процента учредители ООО могут принимать решение относительно типа проводимой сделки. Благодаря такой предусмотрительности, удается уйти от рискованного и опасного действия, а также защитить активы компании. Иногда лучше провести консультации и принять коллегиальное решение, чем нести финансовые потери и рисковать имуществом.

Передача имущества (пусть и на самых разных условиях) составляет основной элемент предмета обязательств, возникающих из следующих договоров:

  • купли – продажи,
  • мены,
  • дарения,
  • аренды,
  • ренты и пожизненного содержания с иждивением,
  • найма жилого помещения,
  • безвозмездного пользования.

Передача имущества представляет собой одну из форм распоряжения имуществом.

Поэтому вторая общая черта названных договоров состоит в том, что лицо, передающее имущество, должно обладать необходимым правомочием по его распоряжению , т.е. является, как правило,

  1. собственником этого имущества либо
  2. субъектом иного ограниченного вещного права.

Лицо, принимающее имущество, становится

  • либо его собственником (купля – продажа, мена, дарение, рента),
  • либо законным владельцем указанного имущества (аренда, жилищный наем, ссуда).

В последнем случае лицо, хотя и не является собственником, но владеет имуществом по основанию, предусмотренному соответствующим договором, и получает, как и собственник, вещно-правовую защиту. Данное обстоятельство также может быть признано общей чертой договоров на передачу имущества.

Еще один объединяющий признак указанных договоров заключается в том, что все они имеют сложный предмет , включающий в себя

  • действия обязанных сторон, в том числе по передаче и принятию имущества (объект первого рода),
  • само имущество (объект второго рода).

Отмеченные общие черты названных договоров делают возможным использование правил об одних типах договоров для регулирования отношений, возникающих из иных типов договоров, входящих в группу договоров о передаче имущества. Например, содержащиеся в Гражданском кодексе Российской Федерации правила о договоре купли-продажи подлежат применению к правоотношениям, вытекающим соответственно из договора мены (п. 2 ст. 567), из договора ренты (п. 2 ст. 585), из договора аренды (п. 3 ст. 609); правила о договоре аренды – к отношениям, возникающим из договора безвозмездного пользования (п. 2 ст. 689); правила о договоре дарения – к отношениям из договора ренты (п. 2 ст. 585).

Большинство из названных договоров (за исключением договоров мены и ссуды) являются сложными договорами, охватывающими большой спектр разнообразных правоотношений, что выражается в наличии многочисленных отдельных видов указанных договоров, в отношении которых обеспечивается особая регламентация с помощью специальных правил в рамках общего регулирования соответствующих самостоятельных типов договоров.

Так, договор купли – продажи имеет семь различных своих видов, а именно договоры: розничной купли – продажи, поставки, поставки товаров для государственных нужд, контрактации, энергоснабжения, продажи недвижимости, продажи предприятия. Договор аренды насчитывает пять различных видов: прокат, аренда (фрахтование на время) транспортных средств, аренда зданий и сооружений, аренда предприятий, финансовая аренда (лизинг). Имеют свои отдельные виды также договор дарения (обещание дарения, пожертвование), договор ренты (постоянная рента, пожизненная рента), договор жилищного найма (социальный наем жилого помещения).

Понимая некоторую условность выделения отдельных видов договоров, что нередко объясняется лишь удобством правового регулирования соответствующих правоотношений, мы тем не менее, уважая волю законодателя, сочли возможным построить структуру нашей книги таким образом, чтобы каждому виду самостоятельного договора посвящалась, как правило, отдельная глава. Такой подход, ко всему прочему, во многом соответствует и практическим потребностям. Ведь в реальной жизни, юридически оформляя отношения по снабжению электроэнергией, стороны (энергоснабжающая организация и потребитель – абонент) заключают договор энергоснабжения, не задумываясь о том, что они имеют дело с отдельным видом договора купли – продажи. То же самое происходит и при заключении договоров поставки товаров, контрактации сельскохозяйственной продукции, проката, фрахтования, лизинга и др. В конечном счете то обстоятельство, что подобные договоры признаются не самостоятельными договорами, а лишь видами самостоятельных типов гражданско – правовых договоров, имеет только то значение, что в отношении указанных видов договоров допускается субсидиарное применение (при отсутствии специальных правил) общих положений, регулирующих соответствующий самостоятельный тип гражданско – правовых договоров.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *