Пленум по приобретательной давности

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 24 января 2017 г. N 58-КГ16-26

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Собановой Л.К. к муниципальному образованию городской округ "Город Комсомольск-на-Амуре" о признании права собственности на недвижимое имущество в порядке приобретательной давности

по кассационной жалобе Собановой Л.К. на решение Ленинского районного суда гор. Комсомольск-на-Амуре от 27 января 2016 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В.,

Собанова Л.К. обратилась в суд с иском к муниципальному образованию городской округ "Город Комсомольск-на-Амуре" (далее – муниципальное образование) о признании права собственности на 1/2 долю жилого помещения, расположенного по адресу: , в порядке приобретательной давности.

В обоснование исковых требований указала, что спорное жилое помещение, представляющее собой однокомнатную квартиру, принадлежало на праве собственности Миляеву А.С., умершему 2 января 1994 г., и ее брату Жданову Ю.К., умершему 1 августа 2000 г.

После смерти Миляева А.С. наследство в виде принадлежащей ему 1/2 доли квартиры в установленном порядке никто не принял.

После смерти Жданова Ю.К. наследство в виде 1/2 доли данного жилого помещения приняла она, в 2000 году вселилась в указанную квартиру, пользуется ею до настоящего времени, сделала ремонт, несет бремя содержания жилого помещения, оплачивает налоги и коммунальные услуги.

Ссылаясь на то, что с 1994 года Жданов Ю.К. (пасынок Миляева А.С.), а после его смерти с 2000 года она на протяжении более 15 лет добросовестно, открыто и непрерывно владели долей в праве собственности на указанную квартиру, оставшейся после смерти Миляева А.С., просила признать за ней право собственности на 1/2 долю жилого помещения в порядке приобретательной давности.

Решением Ленинского районного суда города Комсомольск-на-Амуре от 27 января 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г., в удовлетворении иска Собановой Л.К. отказано.

В кассационной жалобе Собанова Л.К. просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 21 декабря 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судами при рассмотрении настоящего дела.

Судами установлено, что 1/2 доля в праве собственности на спорную квартиру принадлежавшая Миляеву А.С., умершему в январе 1994 г., являлась выморочным имуществом.

В соответствии со статьей 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации с учетом разъяснений содержащихся в пункте 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" выморочное имущество, при наследовании которого отказ от наследства не допускается, со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность соответственно Российской Федерации (любое выморочное имущество, в том числе невостребованная земельная доля, за исключением расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений), муниципального образования, города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга (выморочное имущество в виде расположенного на соответствующей территории жилого помещения) в силу фактов, указанных в пункте 1 статьи 1151 ГК РФ, без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации.

Таким образом, с момента смерти Миляева А.С., то есть с 2 января 1994 г., данная доля считается принадлежащей на праве собственности муниципальному образованию. Однако свои права на наследство в отношении указанного имущества ответчик не оформил, каких-либо действий по владению и пользованию этим имуществом не осуществлял.

На момент смерти Миляева А.С. в указанной квартире проживал Жданов Ю.К., являвшийся собственником 1/2 доли в праве собственности и умерший 1 августа 2000 г.

После его смерти наследником его доли в праве собственности на квартиру стала его сестра Собанова Л.К., которая вселилась в указанную квартиру, произвела там ремонт, уплачивала коммунальные и прочие платежи.

Отказывая в удовлетворении иска о признании за Собановой Л.К. в силу приобретательной давности права собственности на долю, ранее принадлежавшую Миляеву А.С., суд первой инстанции исходил из того, что спорная доля как объект недвижимого имущества может быть истребована в соответствии со статьями 301, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации. Течение срока владения спорной долей в соответствии с положениями пункта 4 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующему требованию к имуществу. В связи с этим суд пришел к выводу, что 18-летний срок владения истицей спорной долей, который необходим для удовлетворения ее иска не истек.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, отметив, что владение Собановой Л.К. спорной долей в праве на квартиру не может являться добросовестным, поскольку она знала об отсутствии у нее права на это имущество. Кроме того, применение к спорным отношениям положений статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации невозможно, поскольку для определения прав на спорную долю следует исходить из норм наследственного права.

Читайте также:  Специальный счет для участников закупок

Данный вывод основан на неверном применении норм материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо – гражданин или юридическое лицо, – не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пунктах 15, 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда от 29 апреля 2010 г. N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", при разрешении споров, связанных с возникновением права собственности в силу приобретательной давности, судам необходимо учитывать следующее:

давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности;

давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества;

давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. Не наступает перерыв давностного владения также в том случае, если новый владелец имущества является сингулярным или универсальным правопреемником предыдущего владельца (пункт 3 статьи 234 ГК РФ);

владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. По этой причине статья 234 ГК РФ не подлежит применению в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.).

По смыслу статей 225 и 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество.

Таким образом, закон допускает признание права собственности в силу приобретательной давности не только на бесхозяйное имущество, но также и на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу.

В связи с этим, тот факт, что спорная доля в праве собственности на квартиру является выморочным имуществом и в силу закона признается принадлежащей с января 1994 г. муниципальному образованию, сам по себе не является препятствием для применения статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также этот факт не может свидетельствовать о недобросовестном владении истицей данной квартирой, поскольку она владеет ею как один из сособственников.

Кроме того, судами неправильно применен закон относительно исчисления срока владения имуществом для приобретения на него права собственности в силу приобретательной давности.

Так, Собанова Л.К. стала владеть всей однокомнатной квартирой как собственной после смерти своего брата Жданова Ю.К. с августа 2000 г. Ранее, начиная с января 1994 г., квартирой единолично владел ее брат.

Согласно пункту 3 статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, ссылающееся на давность владения, может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого этим имуществом владел тот, чьим правопреемником это лицо является.

Однако указанная правовая норма судами не была применена.

Делая вывод о том, что срок, необходимый для приобретения истицей права собственности на спорную долю не истек, суды указали, что не утрачена возможность виндицировать данное имущество в пользу муниципального образования, а потому и 15-летний срок, предусмотренный статьей 234 Гражданского кодекса Российской Федерации, не начал течь.

При этом суды не указали, с какого времени следует исчислять срок исковой давности для применения статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации и не дали оценку тому, что спорной долей третьи лица (Жданов Ю.К. и Собанова Л.К.) владели с января 1994 г. – момента смерти Миляева А.С.

Допущенные судами нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда от 6 мая 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Пленум по приобретательной давности

Настоящая публикация посвящена краткому обзору проблем признания права собственности в силу приобретательной давности.

Что такое приобретательная давность?

В соответствии с п. 1 ст. 234 ГК РФ лицо, не являющееся собственником имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет либо иным имуществом в течение пяти лет, приобретает право собственности на это имущество (приобретательная давность).

Необходимо отметить, что по упомянутой статье ГК РФ владелец для давности не является собственником, и он не имеет какого-либо права на вещь, а лишь желает приобрести право собственности на неё.

Из содержания правового института приобретательной давности следует вывод, что собственник лишается принадлежащего ему права вопреки его воле. Такое действие приобретательной давности не вполне согласуется с принципом неприкосновенности собственности, поэтому исторически обосновывается нуждами гражданского оборота – имущество не должно «висеть в воздухе, быть ничейным», оно должно иметь своего «хозяина», то есть собственника, быть объектом различного рода сделок (купли-продажи, аренды и т.д.).

Для устранения этого противоречия устанавливается срок приобретения по давности как выражение исключительного характера самого механизма приобретательной давности, направленного против права собственности конкретного лица. Кроме того, достаточно длительный срок дает собственнику возможность предпринять меры для защиты своего права на принадлежащее ему имущество, а если собственник не обнаруживает интереса к своему имуществу и желания его защитить в течение такого значительного срока, то можно вполне обоснованно считать, что и само приобретение по давности является достаточно справедливым.

Читайте также:  Номенклатура должностей педагогических работников 2018

Сроком владения для давности следует считать как непосредственное фактическое господство над вещью (например, проживание в доме, его охрана, несение расходов на содержание), так и передачу иным лицам на определённый срок.

Срок приобретатльной давности

Сроки приобретения по давности, указанные в п. 1 ст. 234 ГК РФ (15 лет для недвижимого имущества и 5 лет для движимого), начинают течь после истечения сроков для предъявления иска об истребования вещи из чужого незаконного владения (виндикационный иск – ст. 301 ГК РФ). Течение срока приобретения по давности начинается, следовательно, после истечения общего срока исковой давности в 3 (три) года, поскольку для виндикационного иска не установлены специальные сроки. Сам по себе факт предъявления или непредъявления виндикационного иска не влияет на исчисление даты начала течения срока.

Вещи, изъятые из оборота, либо вещи, которые в силу закона не могут находиться в собственности граждан и юридических лиц, не могут быть приобретены в собственность по давности.

Согласно п. 2 ст. 234 ГК РФ пока владелец для давности не приобрел права собственности на имущество, он вправе защищать свое владение против третьих лиц, кроме собственника и законных владельцев..

Особенности приобретения права собственности

Право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество (п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29. 04. 2010 г. (ред. от 23. 06. 2015 г.) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее – Постановление Пленума N 10/22).

Из содержания ст. 234 ГК РФ следует, что закон связывает возникновение права собственности по приобретательной давности не только со сроком владения имуществом, но и с ещё рядом условий, таких как добросовестность самого лица, открытость и непрерывность владения, а также владение как своим собственным. Если владелец отвечает всем предъявляемым требованиям, он выступает как владелец для давности и получает право собственности на вещь.

В пункте 15 Постановления Пленума N 10/22 высшие судебные инстанции более детально раскрывают, что же следует понимать под перечисленными в законе условиями.

Начнём с менее спорных условий, с установлением которых на практике, как правило, не возникает особых трудностей.

Высшие суды указывают, что давностное владение признается открытым, если лицо не скрывает факта нахождения имущества в его владении. Сам факт сокрытия имущества свидетельствует о желании давностного владельца воспрепятствовать собственнику в защите своих прав на имущество. Поэтому требование открытости владения обнаруживает стремление сохранить в этом институте приобретательной давности баланс интересов и дать гарантии собственнику для защиты своего права на вещь. Однако принятие обычных мер по обеспечению сохранности имущества не свидетельствует о сокрытии этого имущества.

Давностное владение признается непрерывным, если оно не прекращалось в течение всего срока приобретательной давности. Передача давностным владельцем имущества во временное владение другого лица не прерывает давностного владения.

Владение имуществом как своим собственным означает владение не по договору. Признать право собственности в силу приобретательной давности не представляется возможным в случаях, когда владение имуществом осуществляется на основании договорных обязательств (аренды, хранения, безвозмездного пользования и т.п.). Доказательствами отношения к вещи в качестве собственника могут быть такие действия владельца, как ремонт вещи за свой счет, страхование её и т.п.

Наиболее сложным для применения приобретательной давности является условие о доброй совести.

В соответствии с п. 15 Постановления Пленума N 10/22 давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

На практике это вызывает наибольшие трудности, так как лицо претендующее получить право собственности по приобретательной давности практически всегда знает, что не имеет никаких прав на имущество.

Вместе с тем, необходимо помнить, что Постановление Пленума N 10/22 было принято в 2010 году и как показывает последняя судебная практика, сам Верховный Суд РФ в лице своей коллегии по гражданским делам, в судебных актах, приняты по конкретным делам, стал занимать совсем другую, если не сказать противоположную позицию.

Определение Верховного Суда РФ от 20. 12. 2016 N 127-КГ 16-12

Фабула дела: В. З. А. обратилась в суд с иском к К. Л. А. и администрации г. С. о признании в силу приобретательной давности права собственности на 37/200 доли жилого дома на том основании, что кроме неё сособственником дома является К. Л. А., которой принадлежит полученная по наследству 37/200 доля в праве собственности на жилой дом. Однако К. Л. А. свидетельство о праве на наследство не получила, с 1991 г. в жилой дом не вселялась, ее место жительства неизвестно. С 15 ноября 1990 г. – истец В. З. А. добросовестно, открыто и непрерывно владела всей указанной частью жилого дома как своей собственной. На момент рассмотрения дела судом установлено, что по последнему известному месту жительства К. Л.А. не проживает, фактическое место ее проживания неизвестно.

Суд первой инстанции в иске отказал, ссылаясь на то, что истца нельзя признать добросовестным владельцем жилого дома, так как с 1991 года В. З. А. было известно о подаче К. Л. А. заявления о принятии наследства, в состав которого входила доля в праве собственности на спорный жилой дом. С таким решением согласился суд апелляционной инстанции, кроме прочего указав, что материалами наследственного дела подтверждается осведомленность истца о наличии прав К. Л. А. на наследственное имущество.

Читайте также:  Как оценить материальное положение семьи

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации с такими выводами судов первой и апелляционной инстанций не согласилась, указав, что «Применительно к положениям статьи 234 Гражданского кодекса Российской Федерации предполагается, что в отношении недвижимого имущества давностный владелец всегда осведомлен об отсутствии у него права собственности на это имущество, поскольку такое право подлежит регистрации в публичном реестре (статья 8.1 названного Кодекса), однако это обстоятельство само по себе не исключает возможность приобретения права собственности на недвижимую вещь в силу приобретательной давности. Каких-либо обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности истца, как при вступлении во владение спорным недвижимым имуществом, так и в последующем, в обжалуемых судебных постановлениях не приведено».

Сходную позицию, о том, что знание об отсутствии оснований для приобретения права собственности не является основанием для отказа в иске о признании права собственности на спорное имущество по приобретательной давности Верховный Суд РФ высказывал и по отношению к спорам с публичными образованиями в Определениях от 20. 12. 2016 по делу № 58-КГ 16-26 и от 18.07.2017 № 5-КГ 17-76.

Изменение подхода Верховного Суда РФ к проблеме добросовестности давностного владения, с точки зрения автора публикации, стоит только приветствовать, особенно когда спор происходит с органами публичной власти.

Таким образом, если давностный владелец отвечает всем вышеперечисленным требованиям, и истёк установленный законом срок, то он вправе обратиться в суд для признания за ним права собственности по приобретательной давности.

Если истец знает, кто был собственником имущества, то в суд следует обращаться с заявлением в порядке искового производства, то есть исковым заявлением. В этом случае ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества.

Когда же прежний собственник имущества не был и не должен был быть известен давностному владельцу, он вправе обратиться в суд в порядке особого производства с заявлением об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным в течение срока приобретательной давности. В соответствии с правилами гражданского судебного процесса в особом производстве нет фигуры ответчика, а есть так называемые заинтересованные лица, поэтому в качестве заинтересованного лица к участию в деле привлекается Росреестр.

Судебный акт об удовлетворении иска о признании права собственности в силу приобретательной давности или об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения имуществом как своим собственным является основанием для регистрации права собственности в ЕГРН.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Как мы помним, согласно п. 15 постановления № 10/22 давностное владение является добросовестным, если лицо, получая владение, не знало и не должно было знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности. Мне это понимание добросовестности никогда не нравилось – думаю, добросовестным должно пониматься владение, если оно не получено насильно, обманом и т.д. Поэтому я с чувством глубокого удовлетворения встретил Определение Верховного Суда РФ от 18.07.2017 № 5-КГ17-76.

Суть дела такова.

А. и Б. в порядке приватизации приобрели право общей собственности на квартиру в 1993 г. В 1994 г. А. умер. Б. обратился с иском о признании ½ в праве собственности на квартиру в силу приобретательной давности.

Удовлетворяя требования, суд первой инстанции установил, что Б. более 18 лет постоянно, открыто и непрерывно владеет всей квартирой как своей собственной, несет расходы по содержанию всей квартиры.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд второй инстанции указал, что владение истца нельзя признать добросовестным, поскольку добросовестным может быть признано только такое владение, при котором лицо, владеющее имуществом, не знает и не может знать о незаконности своего владения, поскольку предполагает, что собственник от данного имущества отказался. При этом суд сослался на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что наследник 1/2 доли квартиры в лице города Москвы отказался от своих прав на данное имущество.

Верховный Суд пришел к выводу, что с выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям:

«Город Москва до подачи искового заявления каких-либо действий в отношении выморочного имущества не предпринимал, свои права собственника в отношении указанного имущества не осуществлял. Данные о том, что город Москва ранее оспаривал законность владения истцом квартирой, в материалах дела отсутствуют. Какого-либо интереса публично-правовое образование к указанному имуществу не проявляло, о своем праве собственности до обращения в суд с иском не заявляло. При таких обстоятельствах, а также в связи с длительным бездействием публично-правового образования, как участника гражданского оборота, не оформившего в разумный срок право собственности на названное имущество, для физического лица не должна исключаться возможность приобретения такого имущества по основанию, предусмотренному статьей 234 ГК РФ. В этом случае для признания давностного владения добросовестным достаточно установить, что гражданин осуществлял вместо публично-правового образования его права и обязанности, связанные с владением и пользованием названным имуществом, что обусловливалось состоянием длительной неопределенности правового положения имущества. Иное толкование понятия добросовестности владения приводило бы к нарушению баланса прав участников гражданского оборота и несоответствию судебных процедур целям эффективности».

Как видим, понятие добросовестности давностного владельца начало расширяться. В добрый путь!

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *