Переход права собственности на вещь

Глава 14. Приобретение права собственности

>
Основания приобретения права собственности
Содержание
Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ)

© ООО "НПП "ГАРАНТ-СЕРВИС", 2019. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания "Гарант" и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Действующее российское законодательство (см., в частности, абз. 1 п. 2 ст. 218, а также ст. 223, 224 и 556 ГК) считает основанием прекращения и приобретения права собственности договор или иную сделку об отчуждении вещи. При этом возникновение права собственности на вещь у ее приобретателя но договору (а значит, и момент прекращения права собственности на таковую у ее отчуждателя) приурочивается согласно и. 1 ст. 223 ГК к моменту передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором [1] . При этом передачей согласно и. 1 ст. 224 ГК признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. Точно такую же систему (связку) сделки и передачи (основания и момента возникновения права собственности) предполагается сохранить и в новых (проектируемых) нормах (ст. 259, 260) ГК; однако планируемая топография (размещение) этих норм в общей системе Кодекса такова, что свидетельствует о распространении этих норм на отношения по поводу одних только движимых вещей. По существу это, конечно, не Бог весть какая новация — де-факто именно так обстоит положение дел сейчас и обстояло прежде: связка «сделка + передача» работает и всегда работала только в сфере права собственности на движимость, а в сфере отношений, касающихся недвижимости, заменялась связкой «сделка + регистрация».

Складывается любопытная ситуация: считая юридическим фактом — основанием динамики права собственности сделку (прежде всего договор), законодатель в то же время приурочивает его главное юридическое последствие не к моменту наступления этого факта, а к совсем иному моменту (передачи вещи). Выходит, что если передачи так (но какой-нибудь причине) и не состоится, юридический факт — основание динамики правоотношений собственности — останется безрезультатным. Возникнет вопрос: а почему же в таком случае факт, не имеющий юридического значения (сделка), все-таки считается юридическим фактом? Или, быть может, юридическое значение этот факт все-таки имеет — другое дело, что оно не касается вещных прав, а может быть, и вовсе проявляет себя вне сферы правоотношений? Такой же вопрос может быть поставлен и применительно к акту передачи: если наступление вещно-правовых последствий связывается с моментом совершения именно акта передачи, то почему же он — акт передачи — не считается тем юридическим фактом, на основании которого возникает право собственности приобретателя движимой вещи по договору (прекращается право собственности ее отчуждателя)? В чем тут дело? — этот факт действительно не имеет юридического значения, или оно какое-то другое, не то, к которому мы привыкли? А может быть, дело вообще не в отдельных фактах, а в сложном фактическом составе?

Думается, что традиционное представление о договоре как наиболее распространенном (в рыночном хозяйстве) основании динамики правоотношений собственности, больше ориентируется на внешнюю видимость, чем на существо реально происходящих процессов. Действительно, заключение договора купли-продажи или мены создает иллюзию того, что именно они — договоры — и становятся основанием динамики права собственности на свои предметы. Но это впечатление явно обманчиво. При своей конечной направленности на переход права собственности договоры купли-продажи и мены сами по себе (непосредственно в силу своего заключения) порождают новые, ранее не существовавшие обязательственные права и обязанности. Помимо своей конечной цели (перенесение нрава собственности) подобные договоры имеют еще и цели ближайшие, непосредственные’, факт же становится юридическим как раз от того, что правовые последствия связываются с ним непосредственно. Стало быть юридическим фактом факт реальной действительности делают именно ближайшие, непосредственно с ним связанные, а не отдаленные последствия — те, для которых он служит причиной наступления, а не одним из условий. От одного только заключения договора купли-продажи покупатель вещи не сделается ее собственником — он приобретет лишь возможность потребовать от продавца передачи ему вещи по договору; точно так же и продавец не утратит права собственности на проданную вещь прежде, чем он ее отдаст (передаст) и не сделается собственником денег прежде, чем он их получит. Иными словами, только действия по реализации обязательственных прав (исполнению корреспондирующих им обязанностей), заключающиеся как раз в передаче вещей (у пла те денег), и окажут влияние на правоотношения собственности.

Читайте также:  Сколько стоит оформить дарственную на ребенка

Вместе с тем утверждение о том, что основанием прекращения и возникновения права собственности по договору является сама передача вещи — действие, которое, будучи результатом встречного двустороннего волеизъявления контрагентов, направленного на прекрашение обязательственного правоотношения, само приобретает характер сделки (абстрактного и реального договора особого рода) — было бы также несколько поспешным (по крайней мере в рамках отечественного гражданского права). Это подтверждается двумя следующими соображениями. Во-первых, не всякая передача вещи совершается в целях перенесения на нее права собственности; так, арендодатель тоже передает вещь арендатору, залогодатель — залогодержателю, поклажедатель — хранителю, комитент — комиссионеру, работодатель — работнику и т.д., но вместе с тем ни в одном из этих случаев речи о переходе права собственности не идет. Простая передача доступна всем, даже недееспособным лицам; передача же с правособственническим эффектом — нет. Вручение какой-нибудь вещи одним малолетним другому дабы последний мог ее «посмотреть» – несомненно, передача; но столь же несомненно и то, что правособственнического эффекта она иметь ни при каких обстоятельствах не может.

Таким образом, правособственническое значение передачи не абсолютно; передача не наделена таким значением изначально, сама по себе, но приобретает таковое в силу договора об этом. Следовательно, передача способна произвести правособственнический эффект только в связи с тем договором, которым стороны (лицо, чье право собственности должно прекратиться, и лицо, чье право собственности должно возникнуть) связали с нею наступление такого эффекта. Более того, переход права собственности вполне возможно связать (законом или договором) не с передачей вещи, а с иным юридическим фактом, например с моментом заключения договора или с моментом оплаты приобретаемой вещи [2] . Границей фантазии сторон в подобном творчестве служит та функция, которая возлагается законом по общему правилу именно на передачу вещи и благодаря которой именно момент передачи определяет момент перехода права собственности. Эта функция — индивидуализация вещи. Разумеется, ее почти всегда можно достичь как до, так и после передачи, но возможность индивидуализации не означает неизбежности нигде, кроме как в процессе передачи. Передача абсолютно неизбежно индивидуализирует всякую вещь. Передать вещь так, чтобы она при этом не индивидуализировалась, невозможно. Про другие фактические обстоятельства этого не скажешь, следовательно, всякий раз, когда правособственнический эффект связывается с каким-то фактом, иным, чем передача, нужно выяснять, будет ли достигнута ко времени наступления соответствующего обстоятельства (в том числе — в момент его наступления) индивидуализация вещи. Если да, то нет, конечно, никаких препятствий к тому, чтобы связать наступление правособственнического эффекта с каким угодно фактическим обстоятельством; если нет — то до тех пор, пока такой индивидуализации не случится, право собственности не сможет подвергнуться какой бы то ни было динамике, что бы там ни говорили стороны или закон.

Таким образом, наименования типа «приобретатель по договору», «право собственности, основанное на договоре» и т.п. если и могут употребляться, то только либо в переносном, либо в особенном тесном смысле, а именно — для одних только реальных договоров, самое совершение которых связывается с передачей вещи и, предопределяя их реальную природу, переносит право собственности на вещь с ее отчуждателя на приобретателя (вещные договоры)163. Во всех остальных случаях164 переход права собственности осуществляется вовсе не по одному только обязательственному договору, но на основании сложного юридического состава, заключающего в себе: 1) во-первых, обязательственный договор, а 2) во-вторых, действие, совершаемое во исполнение условий обязательственного договора, — передачу вещи. В этих случаях передача вещи приобретает двойственное юридическое значение: с ней

  • 1) считается исполненным обязательство по передаче вещи, возникшее из обязательственного договора, и 2) переходит право собственности на вещь (вместе с расходами по ее содержанию и связанными с вещью рисками, поскольку таковые несет по общему правилу собственник 165 ).
  • 163 К их числу относятся договоры дарения и пожертвования, займа, банковского вклада, иррегулярного хранения и залога.
  • 164 То есть по обязательственным договорам, к числу которых относятся договоры купли-продажи, мены, дарения и др., которые могут заключаться, кстати сказать, не только добровольно, но и принудительно; по завещательным отказам (легатам), сделкам приватизации (ст. 217), соглашениям о натуральном разделе объектов права общей собственности, а также о натуральном выделе доли из объекта такого права (ст. 252), а также но внедоговорным обязательствам (например, в возмещение вреда, во имя замены некачественного товара и т.п.).
  • 165 Нет, конечно, ничего невозможного в том, чтобы стороны своим соглашением договорились об ином распределении расходов и рисков, связанных с вещью; весьма распространена практика таких договоренностей в отношениях, где между моментом сдачи товара для перевозки и моментом его собственно доставки (выдачи) покупателю проходит более-менее значительное количество времени, в частности во внешней торговле. В результате расходы по содержанию и страхованию вещи, оплате ее перевозки, таможенных пошлин, связанных с ее перемещением, и прочие могут оплачиваться ее продавцом, в то время как вещь уже находится в собственности покупателя. Возможна и обратная ситуация: принятие на себя покупателем обременений и рисков в отношении вещей, принадлежащих продавцу. Коротко говоря, необходимо четко различать момент перехода права собственности на вещь с моментами перехода обременений и рисков, связанных с вещью: логично, что по общему правилу они совпадают, но не менее логично и то, что можно договариваться об ином. Подробнее
Читайте также:  Перечень документов директора школы

*СМ. § 6 наст. 0 бремени собственности и риске случайной гибели вещи см. ниже*.

гч (в конце) Многовековая международная торговая практика привела к формированию ряда

типовых условий внешнеторговых договоров купли-продажи о моментах перехода обременений (в том числе расходов на содержание проданных товаров) и связанных с товарами рисков; наиболее часто встречающиеся в практике условия этого рода приобрели даже символические обозначения и получили название международных торговых терминов. Впоследствии они были скомпилированы в особые сборники; наиболее известным является сборник международных торговых терминов, составленный Международной торговой палатой (International Chamber of Commerce) — специализированной международной организацией, деятельность которой направлена на содействие международной торговле и предпринимательству. Под названием ИПКОТЕРМС (сокр., образованное от «International Commercial Terms») этот сборник имеет широчайшую известность и повсеместное применение, в том числе в отношениях но внутренней торговле.

Передача недвижимых вещей считается осуществленной с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче (п. 1 ст. 556 ГК). И хотя данное правило относится только к договору продажи недвижимости, мы полагаем, что его действие более универсально. Наличие подписанного передаточного акта (наряду с подписанным обязательственным договором) следует считать юридическим фактом — основанием для совершения государственного регистрационного действия. С совершением такового все элементы сложного фактического состава, необходимого для перехода права собственности на недвижимость, оказываются налицо, и такой переход, наконец, происходит.

Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с момента заключения договора (п. 2 ст. 224 ГК). Вполне естественно, что право в этом случае прибегает к фикции, с одной стороны, рационализируя фактические действия сторон, а с другой — не распространяя юридические последствия передачи на время нахождения вещи у ее приобретателя па титуле ином, нежели тот, что стал основанием перенесения права собственности на вещь.

К передаче вещи приравнивается 166 передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на нее (и. 3 ст. 224 ГК) [3] [4] . Правила передачи коносаментов установлены нормами ст. 148, 149 и 158 КТМ, а правила передачи складских свидетельств (других товарораспорядительных документов действующему российскому законодательству неизвестно) — ст. 915 ГК. Товарораспорядительные (иначе — традиционные) документы относятся к числу ценных бумаг и обладают всеми присущими им свойствами, в частности презентационной природой и публичной достоверностью.

Читайте также:

  1. A. Материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения
  2. Bonorum posessio(преторский наследник) – владение наследственным имуществом. Для защиты своего права на наследство получал интердикт quorum bonorum
  3. Communio. Право на долю вещи и доля права на вещь (реальная и идеальная доли). Правовой режим res communes.
  4. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 1 страница
  5. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 10 страница
  6. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 11 страница
  7. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 12 страница
  8. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 13 страница
  9. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 14 страница
  10. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 15 страница
  11. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 2 страница
  12. I. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНОГО ПРАВА 3 страница
Читайте также:  Пример заполнения формы 1 т проф

Российский законодатель в качестве общего правила придерживается системы традиции (traditio (лат.) – передача). Таким образом, если иное не установлено законом или договором, право собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникает с момента ее передачи. При этом момент возникновения права собственности в результате передачи вещи может не совпадать с моментом поступления вещи во владение собственника.

Под передачей понимается несколько следующих разновидностей распорядительных действий отчуждателя.

Во-первых, прежде всего, передача – это вручение вещи приобретателю. В результате вручения к приобретателю переходит фактическое владение вещью. Таким образом, момент возникновения права собственности на вещь и перехода владения вещью для приобретателя совпадают.

Во-вторых, передачей признается сдача вещи перевозчику для отправки приобретателю или сдача вещи в организацию связи для пересылки приобретателю (но только если по договору вещь отчуждена без обязательства доставки). Право собственности у приобретателя возникает в момент сдачи вещи перевозчику или в организацию связи, но во владение ему вещь поступит позднее, когда перевозчик или организация связи выполнит свои обязательства по доставке вещи. Если же по условиям договора вещь отчуждена с обязательством доставки, то передачей вещи будет считаться ее вручение приобретателю перевозчиком или организацией связи.

В-третьих, к передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на нее. Связь права собственности с владением становится еще призрачнее: получение вещи в обладание может вообще не входить в намерения приобретателя. Приобретатель может распорядиться вещью (перенести право собственности на нее), передав товарораспорядительный документ на нее новому приобретателю.

В-четвертых, символическая передача (например, вручение ключей от автомобиля) либо передача правоустанавливающих документов (например, кассового чека, подтверждающего покупку телевизора). Напрямую законодатель предусматривает эту разновидность передачи только для случаев приобретения права собственности по договору дарения (ч. 2 п. 1 ст. 574 ГК). Очевидно, для других договорных моделей символическая передача либо передача правоустанавливающих документов также может быть предусмотрена как момент перехода права собственности, но только в том случае, если стороны прямо оговорили это в договоре.

В-пятых, фиктивная передача. В римском праве это именовалось traditio brevi manu (лат.) – "передача короткой рукой". Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента.

В каких случаях право собственности у приобретателя по договору возникает не с момента передачи вещи? Анализ законодательства показывает, что право собственности может оставаться на некоторое время у отчуждателя вещи, несмотря на ее передачу приобретателю (см., например, ст. 491 ГК РФ). В то же время в современном российском праве не предусмотрена так называемая система соглашения (другое название – "консенсуальная система"), при которой приобретатель вещи становится ее собственником не с момента передачи, а с момента заключения договора. Таким образом, надо признать, что право собственности у приобретателя движимой вещи по договору возникает с момента ее передачи (какова бы ни была разновидность этой передачи) или позднее передачи, но ни в коем случае не до передачи.

В связи с тем, что передача вещи и момент возникновения права собственности на нее могут не совпадать, особую важность приобретает момент, когда на приобретателя переходят риски собственника. В соответствии с общим правилом ст. 211 ГК, "риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором".

Примером установленного законом исключения из общего правила служат нормы ст. 459 ГК: по наиболее распространенному основанию перехода права собственности – по договору купли-продажи – риск случайной гибели или случайного повреждения товара переходит на покупателя (приобретателя) с момента, когда продавец (отчуждатель) считается исполнившим свою обязанность по передаче товара покупателю (если иное не установлено договором).

Дата добавления: 2015-05-31 ; Просмотров: 793 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *