Что муж ни сделает то и хорошо

Ганс Христиан Андерсен, художник А. Кокорин

Что муж ни сделает то и хорошоасскажу я тебе историю, которую сам слышал в детстве. Всякий раз, как она мне вспоминалась потом, она казалась мне все лучше и лучше: и с историями ведь бывает то же, что со многими людьми, и они становятся с годами все лучше и лучше, а это куда как хорошо!

Тебе ведь случалось бывать за городом, где ютятся старые-престарые крестьянские избушки с соломенными кровлями? Крыши у них поросли мхом, на коньке непременно гнездо аиста, стены покосились, окошки низенькие, и открывается всего только одно. Хлебные печи выпячивают на улицу свои толстенькие брюшки, а через изгородь перевешивается бузина. Если же где случится лужа, по которой плавает утка или утята, там уж, глядишь, приткнулась и корявая ива. Возле избушки есть, конечно, и цепная собака, что лает на всех и каждого.

Вот точь-в-точь такая избушка и стояла в одной деревне, а в ней жили старички, муж с женой. Как ни скромно было их хозяйство, а кое без чего они все же могли бы и обойтись, — была у них лошадь, целыми днями она щипала траву, что росла у придорожной канавы. Муж ездил на лошадке в город, одалживал ее соседям, ну, а уж известно, за услугу отплачивают услугой! Но все-таки выгоднее было бы продать эту лошадь или променять на что-нибудь более полезное. Только на что бы такое?

— Ну, уж тебе это лучше знать, муженек! — сказала жена. — Теперь как раз ярмарка в городе, поезжай туда, да и продай лошадку или променяй с выгодой! Уж что ты сделаешь, то всегда хорошо! Поезжай с богом!

И она повязала ему на шею платок — это-то она все-таки умела делать лучше мужа, завязала его двойным узлом; очень шикарно вышло! Потом она пригладила шляпу старика ладонью и поцеловала его прямо в губы. И вот он поехал на лошади, которую надо было или продать, или променять в городе. Уж он-то знал, что надо делать!

Солнце так и пекло, на небе не было ни облачка! Пыль на дороге стояла столбом, столько ехало и шло народу — кто в тележке, кто верхом, а кто и просто пешком. Жара была страшная; солнцепек, и ни малейшей тени по всей дороге.

Шел тут и какой-то человек с коровой; вот уж была корова так корова, чудесная! «Верно, и молоко дает чудесное! — подумал наш крестьянин. — То-то была бы мена, если бы сменять на нее лошадь!»

— Эй, ты там, с коровой! — крикнул он. — Поговорим-ка! Видишь мою лошадь? Я думаю, она стоит подороже твоей коровы! Но так и быть: мне корова нужнее! Поменяемся?

— Ладно! — ответил тот, и они поменялись.

Что муж ни сделает то и хорошоДело было слажено, и крестьянин мог повернуть восвояси — он ведь сделал, что было нужно. Но раз уж он вздумал побывать на ярмарке, так тому и быть — хотя бы для того только, чтобы поглядеть на нее. Вот он и пошел с коровой дальше. Шагал он быстро, корова не отставала, и они скоро нагнали человека, который вел овцу. Овца была добрая, в теле, с густою шерстью.

«Вот от такой бы я не отказался! — подумал крестьянин. — Этой бы хватило травы на нашем краю канавы, а зимою ее можно держать в избе. По правде-то, нам сподручнее держать овцу, чем корову. Поменяться разве?»

Владелец овцы охотно согласился, мена состоялась, и крестьянин зашагал по дороге с овцой. Вдруг у придорожного плетня он увидал человека с большим гусем под мышкой.

— Ишь, гусище-то у тебя какой! — сказал крестьянин. — У него и жира и пера вдоволь! А ведь любо было бы поглядеть, как он стоит на привязи у нашей лужи! И старухе моей было бы для кого собирать объедки да очистки! Она часто говорит: «Ах, кабы у нас был гусь!» Ну вот теперь есть случай добыть его… и она его получит! Хочешь меняться? Я дам тебе за гуся овцу да спасибо в придачу!

Тот не отказался, и они поменялись; крестьянин получил гуся. Между тем он дошел до городской заставы. Вот где была толкотня, всюду люди и скотина — ступить некуда! Многие шагали прямо по дну канавы и даже по картофельному полю сторожа. В поле бродила курица сторожа, но ее привязали к изгороди веревочкою, чтобы она не испугалась народа и не отбилась от дома. Она была короткохвостая, подмигивала одним глазом и вообще на вид была курица хоть куда. «Кок, кок!» — кудахтала она; что хотела она этим сказать, я не знаю, но крестьянин, увидев ее, подумал: «Лучше этой курицы я и не видывал. Она красивее наседки священника; вот бы нам ее! Курица везде сыщет себе зернышко, почитай что сама себя прокормит! Право, хорошо было бы сменять на нее гуся».

— Хочешь меняться? — спросил он у сторожа.

— Меняться? Отчего ж! — ответил тот, и они поменялись. Сторож взял себе гуся, а крестьянин курицу.

Немало дел сделал он на пути в город, а жара стояла ужасная, и он сильно умаялся. Не худо было бы теперь и перекусить да выпить! А постоялый двор тут как тут. К нему он и направился, а оттуда выходил в эту минуту работник с большим, туго набитым мешком, и они встретились в дверях.

— Что у тебя там? — спросил крестьянин.

— Гнилые яблоки! — ответил работник. — Несу полный мешок свиньям!

— Такую-то уйму?! Вот бы поглядела моя старуха. У нас в прошлом году уродилось на старой яблоне всего одно яблочко, так мы берегли его в сундуке, пока оно не сгнило! «Все же это говорит о достатке в доме!» — твердила старуха. — Вот бы посмотрела она, какой бывает достаток! Хотел бы я порадовать ее!

— А что вы дадите за мешок? — спросил парень.

— Что дам? Да вот курицу! — И он отдал курицу, взял мешок с яблоками, вошел в горницу и — прямо к прилавку, а мешок свой прислонил к печке. Она топилась, но он и не подумал о том. В горнице было пропасть гостей: барышники, торговцы скотом и два англичанина. Они были такие богатые, что карманы у них чуть не лопались от золота, и большие охотники до пари. Теперь слушайте!

«Зу-сс! Зу-сс!» Что это за звуки раздались у печки? А это яблоки начали печься.

— Что там такое? — спросили гости и сейчас же узнали всю историю о мене лошади на корову, коровы на овцу и так далее, — вплоть до мешка с гнилыми яблоками.

— Ну и попадет тебе от старухи, когда вернешься! — сказали они. — То-то крик поднимет!

— Поцелует она меня, вот и все! — сказал крестьянин. — Старуха моя скажет: «Что муженек ни сделает, все хорошо!»

— А вот посмотрим! — сказали англичане. — Ставим мерку золота! В мере сто фунтов!

— И полной мерки золота довольно! — сказал крестьянин. — А я могу поставить только полную мерку яблок да нас со старухою в придачу! Так мерка-то выйдет уж с верхом!

Читайте также:  Указ президента или постановление правительства что главнее

— Ну-ну! — сказали те и ударили по рукам.

Подъехала тележка хозяина, англичане влезли, крестьянин тоже, взвалили и яблоки, и тележка покатила к избушке крестьянина.

— Да ведь ты уж знаешь, что делаешь! — сказала жена, обняла его и не поглядела ни на мешок, ни на англичан.

— Я променял лошадь на корову!

— Слава богу! С молоком будем! — сказала жена. — Будем кушать и масло и сыр. Вот это мена!

— Так-то так, да я корову-то сменял на овцу!

— Да оно и лучше! — ответила жена. — Ты обо всем подумаешь! У нас и травы-то как раз на овцу! Теперь у нас будут овечье молоко и сыр, да еще шерстяные чулки и даже фуфайки! А от коровы-то этого не получишь! Она линяет! Вот какой ты, право, умный!

— Я и овцу променял — на гуся!

— Как, неужели у нас в этом году будет к Мартынову дню жареный гусь, муженек?! Все-то ты думаешь, чем бы порадовать меня! Как ты это славно придумал! Гуся можно будет держать на привязи, чтобы он еще больше разжирел к Мартынову дню!

— Я и гуся променял — на курицу! — сказал муж.

— На курицу! Вот это дело! Курица нанесет яиц, высидит цыплят, и обзаведемся мы целым птичником! Вот чего мне давно хотелось!

— А курицу-то я променял на мешок гнилых яблок!

— Ну, так дай же мне расцеловать тебя! — сказала жена. — Спасибо тебе, муженек! Вот ты послушай, что я расскажу тебе. Ты уехал, а я и подумала: «Дай-ка приготовлю ему к вечеру что-нибудь повкуснее — яичницу с луком!» Яйца-то у меня были, а луку не было. Я и пойди к жене школьного учителя. Я знаю, что у них есть лук, но она ведь скупая-прескупая, хоть и строит из себя святую! Я попросила ее одолжить мне луку, а она: «Луку? Ничего у нас в саду не растет, даже гнилого яблока не отыщешь!» Ну, а я теперь могу одолжить ей хоть десяток, хоть целый мешок! Вот смеху-то, муженек! — И она опять поцеловала мужа прямо в губы.

Что муж ни сделает то и хорошо— Вот это нам нравится! — вскричали англичане. — Всё хуже да хуже, а ей всё нипочем! За это и деньги отдать не жаль! — И они отсыпали крестьянину за то, что ему достались поцелуи, а не трёпка, целую мерку червонцев.

Да уж, если жена считает, что муж ее умнее всех на свете и все, что он ни сделает, хорошо, — это без награды не останется!

Так вот какая история! Я слышал ее в детстве, а теперь рассказал ее тебе, и ты теперь знаешь: «Что муженек ни сделает, все хорошо!»

Что муж ни сделает то и хорошо

Давным-давно в одной деревне жили-были старые крестьяне – муж и жена. Как ни бедно они жили, кое-что у них было и лишнее. Так, они могли бы обойтись без своей лошади, потому что работы для неё не было, и она целый день паслась в придорожной канаве. Хозяин ездил на ней в город, иногда её на несколько дней брали соседи, расплачиваясь за это мелкими услугами, и всё же лучше было бы её продать или сменять на что-нибудь более нужное. Но на что обменять?

– Ну, отец, в купле-продаже ты смыслишь больше моего, – сказала однажды жена своему мужу, – а сейчас как раз ярмарка в городе. Сведи-ка туда нашу лошадь да продай её или сменяй на что-нибудь путное! Ты ведь у меня всегда всё делаешь так, как нужно. Ну, поезжай!

И тут она повязала мужу платок на шею – это она делала лучше, чем он – да не как-нибудь, а двойным узлом повязала; очень красиво получилось. Потом она ладонью смахнула пыль с мужниной шляпы и поцеловала старика прямо в тёплые губы. А он сел на ту самую лошадь, которую надо было продать или выменять, и уехал.

Что муж ни сделает то и хорошоСолнце пекло и на небе не было ни облачка. Жара стояла нестерпимая, а тени нигде не было. Вот старик увидел, что по дороге едет человек и гонит перед собой корову, да такую красивую, что краше и не бывает.

"Должно быть, у неё и молоко отличное, – подумал старик. – Есть расчёт поменяться".

– Эй ты, с коровой! – закричал он. – Давай-ка потолкуем. Хоть лошадь и подороже коровы будет, да мне корова нужней. Давай меняться, а?
– Ну что же, давай, – ответил хозяин коровы; и они обменялись.

Итак, крестьянин сделал своё дело и теперь мог спокойно вернуться домой, но он собирался ещё побывать в городе и потому вместе с коровой пошёл дальше, чтобы хоть издали поглядеть на ярмарку.

Что муж ни сделает то и хорошоКрестьянин шёл быстро, корова от него не отставала, и вскоре они нагнали человека, который вёл овцу. Овца была очень упитанная и с густой шерстью. "Вот бы мне такую! – подумал крестьянин. – Летом ей хватит корму и в нашей канаве, а на зиму её можно будет брать в дом. Если хорошенько подумать, на что нам корова? Лучше держать овцу".

– Эй ты, хочешь сменять овцу на корову? – крикнул он.

Хозяин овцы согласился сразу, и крестьянин пошёл дальше уже с овцой. Вдруг он увидел на перекрёстке человека с большим гусем под мышкой.

– До чего у тебя гусь знатный, – сказал ему крестьянин. – И жира вдоволь, и пера много! Вот бы его привязать возле нашей лужи, да и пустить по ней плавать. И старухе моей было бы для кого собирать очистки. Она как раз говорила на днях: "Эх, если бы только у нас был гусь!" Хочешь меняться? Даю тебе за гуся овцу да ещё спасибо скажу в придачу!

Что муж ни сделает то и хорошоХозяин гуся сразу согласился, и они обменялись.

Город был уже совсем близко, дорога кишела людьми и скотом, не протолчёшься. Путники шагали кто по дороге, кто по дну придорожных канав, кто прямо по картофельному полю сборщика дорожных пошлин. Тут же в картошке бродила на привязи его курица, а привязали её для того, чтобы она не затерялась в толчее. Это была очень приятная на вид бесхвостая курица.

Крестьянин, завидев её, сразу решил: "В жизни я не видывал такой красавицы! Да она краше, чем наседка у нашего пастора. Вот бы мне такую! Курица всегда найдёт, что поклевать, может сама себя прокормить. Неплохо бы выменять её на гуся, думается мне".

– Давай поменяемся, – предложил крестьянин сборщику пошлин.

– Меняться? Ну что ж, я не прочь, – ответил тот.

И они поменялись: сборщик получил гуся, а крестьянин – курицу.

Что муж ни сделает то и хорошоДел он по пути переделал много, к тому же очень устал, было жарко, и теперь ему ничего так не хотелось, как пропустить рюмочку и закусить чем придётся.

Поблизости как раз оказался кабачок. Старик завернул было туда, но в дверях столкнулся с работником, который нёс на спине туго набитый мешок.

– Что несёшь? – спросил крестьянин.

– Гнилые яблоки, – ответил тот. – Вот, собрал мешок для свиней.

– Ох ты! Уйма какая! Вот бы старухе моей полюбоваться! В прошлом году сняли мы с нашей яблони, что возле сарая, всего одно яблоко; хотели его сберечь, положили на сундук – а оно и сгнило. Но моя старуха всё-таки говорила про него: "Какой ни на есть, а достаток!" Вот бы ей теперь поглядеть, какой бывает достаток. Я бы ей с удовольствием показал!

Читайте также:  Капитальный ремонт нормативные документы

– А что дашь за мешок? – спросил работник.

– Что дам? Да вот курицу!

Что муж ни сделает то и хорошоКрестьянин отдал курицу работнику, взял яблоки и, войдя в кабачок, направился прямо к стойке. Мешок с яблоками он прислонил к печке, не заметив, что она топится. В кабачке было много народу – барышники, торговцы скотом; сидели тут и два англичанина, да такие богатые, что все карманы у них были набиты золотом. Они стали биться об заклад, и ты сейчас про это услышишь.

Но что это вдруг затрещало возле печки? Да это яблоки испеклись! Какие яблоки? И тут все узнали историю про лошадь, которую старик сначала обменял на корову и за которую в конце концов получил только гнилые яблоки.

– Ну и достанется тебе дома от жены! – сказал англичанин. – Да она с тебя голову снимет.

– Не снимет, а обнимет, – возразил крестьянин. – Моя старуха всегда говорит: "Что муж ни сделает, то и хорошо!"

– Давай поспорим, – предложил англичанин. – Ставлю бочку золота.

– Хватит и мерки, – сказал крестьянин. – Я со своей стороны могу поставить только мерку яблок да себя со старухой в придачу, этого хватит с лихвой.

– Согласны! – вскричали англичане.

Подали повозку кабатчика; на ней разместились все: англичане, старик, гнилые яблоки. Повозка тронулась в путь и, наконец, подъехала к дому крестьянина.

– Доброго здоровья, мать!

– И тебе того же, отец!

– Ну, лошадь я сменял.

– На этот счёт ты у меня дока, – сказала старуха и бросилась обнимать мужа, не замечая ни мешка с яблоками, ни чужих людей.

– Лошадь я выменял на корову.

– Слава Богу, – сказала жена. – Теперь у нас на столе заведётся и молоко, и масло, и сыр. Вот выгодно обменял!

– Так-то так, да корову я обменял на овцу.

– И хорошо сделал, – одобрила старуха, – всегда-то ты знаешь, как лучше сделать. Для овцы у нас корму хватит. А мы будем пить овечье молоко да овечьим сыром лакомиться; из её шерсти свяжем чулки, а то и фуфайки! С коровы шерсти не соберёшь: в линьку она и последнюю растрясёт. Какой ты у меня умница!

– Так-то так, да овцу я отдал за гуся.

– Ах, отец, неужто у нас и вправду будет гусь ко дню святого Мартена? Уж ты всегда стараешься меня порадовать! Вот хорошо придумал! Гусь, хоть его паси, хоть не паси, всё равно разжиреет к празднику.

Что муж ни сделает то и хорошо– Так-то так, да гуся я сменял на курицу, – сказал старик.

– На курицу? Вот удача-то! – воскликнула старуха. – Курица нам нанесёт яиц, цыплят выведет – глядишь, у нас полный курятник. Мне уж давно хотелось завести курочку.

– Так-то так, да курицу я отдал за мешок гнилых яблок.

– Дай-ка я тебя расцелую! – воскликнула жена. – Вот спасибо так спасибо! А теперь вот что я тебе расскажу: когда ты уехал, я надумала приготовить тебе обед повкуснее – яичницу с луком. Яйца у меня как раз есть, а луку нет. Пошла я тогда к учителю, я знаю, лук у них есть, но жена у него скупая-прескупая, хоть и притворяется доброй. Вот я и попросила у неё взаймы луковку. "Луковку? – переспрашивает она. – Да у нас в саду ничегошеньки не растёт. Я вам и гнилого яблока дать не могу". А вот я теперь могу дать ей целый десяток гнилых яблок. Да что десяток! Хоть весь мешок одолжу. Ну и посмеёмся мы над учительшей! – И жена поцеловала мужа прямо в губы.

– Вот это здорово! – вскричали англичане. – Как ей ни туго приходится, она всегда всем довольна. Для такой и денег не жалко.

Тут они расплатились с крестьянином: ведь жена с него головы не сняла, а, напротив, крепко его обняла. Целую кучу золота ему дали!

Да, если, по мнению жены, муж её умней всех, и что он ни сделает, то и хорошо, – это всегда ей на пользу.

А теперь мораль и уроки счастливой семейной жизни:

Заметьте, во первых, важно как жена провожает мужа — собрала котомку, поцеловала в губы — тогда муж всегда будет домой хотеть возвращаться.

Во вторых, как она мужу красиво говорит "Уж ты-то знаешь толк в торговле!" — тогда мужья будут с удовольствием делать все, что вы от них захотите.

Когда она встречала его, то не постеснялась, что были люди чужие — обняла, поцеловала — тогда мужу всегда приятно домой приходить.

И главное, если жена говорит "что муж сделает, то и хорошо" — это только нa пользу (и семья в мире и с мешком золота).

Поделиться:

Давным-давно в одной деревне жили-были старые крестьяне – муж и жена. Как ни бедно они жили, кое-что у них было и лишнее. Так, они могли бы обойтись без своей лошади, потому что работы для неё не было, и она целый день паслась в придорожной канаве. Хозяин ездил на ней в город, иногда её на несколько дней брали соседи, расплачиваясь за это мелкими услугами, и всё же лучше было бы её продать или сменять на что-нибудь более нужное. Но на что обменять?

– Ну, отец, в купле-продаже ты смыслишь больше моего, – сказала однажды жена своему мужу, – а сейчас как раз ярмарка в городе. Сведи-ка туда нашу лошадь да продай её или сменяй на что-нибудь путное! Ты ведь у меня всегда всё делаешь так, как нужно. Ну, поезжай!

И тут она повязала мужу платок на шею – это она делала лучше, чем он – да не как-нибудь, а двойным узлом повязала; очень красиво получилось. Потом она ладонью смахнула пыль с мужниной шляпы и поцеловала старика прямо в тёплые губы. А он сел на ту самую лошадь, которую надо было продать или выменять, и уехал. Ну, а в купле-продаже он знал толк! Солнце пекло и на небе не было ни облачка. Жара стояла нестерпимая, а тени нигде не было. Вот старик увидел, что по дороге едет человек и гонит перед собой корову, да такую красивую, что краше и не бывает. “Должно быть, у неё и молоко отличное, – подумал старик. – Есть расчёт поменяться”.

– Эй ты, с коровой! – закричал он. – Давай-ка потолкуем. Хоть лошадь и подороже коровы будет, да мне корова нужней. Давай меняться, а? – Ну что же, давай, – ответил хозяин коровы; и они обменялись. Итак, крестьянин сделал своё дело и теперь мог спокойно вернуться домой, но он собирался ещё побывать в городе и потому вместе с коровой пошёл дальше, чтобы хоть издали поглядеть на ярмарку. Крестьянин шёл быстро, корова от него не отставала, и вскоре они нагнали человека, который вёл овцу. Овца была очень упитанная и с густой шерстью. “Вот бы мне такую! – подумал крестьянин. – Летом ей хватит корму и в нашей канаве, а на зиму её можно будет брать в дом. Если хорошенько подумать, на что нам корова? Лучше держать овцу”.

Читайте также:  Поиск по кадастровому номеру земельного участка росреестр

– Эй ты, хочешь сменять овцу на корову? – крикнул он. Хозяин овцы согласился сразу, и крестьянин пошёл дальше уже с овцой. Вдруг он увидел на перекрёстке человека с большим гусем под мышкой. – До чего у тебя гусь знатный, – сказал ему крестьянин. – И жира вдоволь, и пера много! Вот бы его привязать возле нашей лужи, да и пустить по ней плавать. И старухе моей было бы для кого собирать очистки. Она как раз говорила на днях: “Эх, если бы только у нас был гусь!” Хочешь меняться? Даю тебе за гуся овцу да ещё спасибо скажу в придачу! Ну, теперь жена может его получить. да и получит. Хозяин гуся сразу согласился, и они обменялись. Город был уже совсем близко, дорога кишела людьми и скотом, не протолчёшься. Путники шагали кто по дороге, кто по дну придорожных канав, кто прямо по картофельному полю сборщика дорожных пошлин. Тут же в картошке бродила на привязи его курица, а привязали её для того, чтобы она не затерялась в толчее. Это была очень приятная на вид бесхвостая курица. Искоса поглядывая на прохожих, она клохтала “клу-клу”, но что она при этом думала, сказать трудно!

Крестьянин, завидев её, сразу решил: “В жизни я не видывал такой красавицы! Да она краше, чем наседка у нашего пастора. Вот бы мне такую! Курица всегда найдёт, что поклевать, может сама себя прокормить. Неплохо бы выменять её на гуся, думается мне”. – Давай поменяемся, – предложил крестьянин сборщику пошлин. – Меняться? Ну что ж, я не прочь, – ответил тот. И они поменялись: сборщик получил гуся, а крестьянин – курицу. Дел он по пути переделал много, к тому же очень устал, было жарко, и теперь ему ничего так не хотелось, как пропустить рюмочку и закусить чем придётся.

Поблизости как раз оказался кабачок. Старик завернул было туда, но в дверях столкнулся с работником, который нёс на спине туго набитый мешок. – Что несёшь? – спросил крестьянин. – Гнилые яблоки, – ответил тот. – Вот, собрал мешок для свиней. – Ох ты! Уйма какая! Вот бы старухе моей полюбоваться! В прошлом году сняли мы с нашей яблони, что возле сарая, всего одно яблоко; хотели его сберечь, положили на сундук – а оно и сгнило. Но моя старуха всё-таки говорила про него: “Какой ни на есть, а достаток!” Вот бы ей теперь поглядеть, какой бывает достаток. Я бы ей с удовольствием показал! – А что дашь за мешок? – спросил работник. – Что дам? Да вот курицу!

Крестьянин отдал курицу работнику, взял яблоки и, войдя в кабачок, направился прямо к стойке. Мешок с яблоками он прислонил к печке, не заметив, что она топится. В кабачке было много народу – барышники, торговцы скотом; сидели тут и два англичанина, да такие богатые, что все карманы у них были набиты золотом. Они стали биться об заклад, и ты сейчас про это услышишь. Но что это вдруг затрещало возле печки? Да это яблоки испеклись! Какие яблоки? И тут все узнали историю про лошадь, которую старик сначала обменял на корову и за которую в конце концов получил только гнилые яблоки.

– Ну и достанется тебе дома от жены! – сказал англичанин. – Да она с тебя голову снимет. – Не снимет, а обнимет, – возразил крестьянин. – Моя старуха всегда говорит: “Что муж ни сделает, то и хорошо!” – Давай поспорим, – предложил англичанин. – Ставлю бочку золота. – Хватит и мерки, – сказал крестьянин. – Я со своей стороны могу поставить только мерку яблок да себя со старухой в придачу, этого хватит с лихвой. – Согласны! – вскричали англичане. Подали повозку кабатчика; на ней разместились все: англичане, старик, гнилые яблоки. Повозка тронулась в путь и, наконец, подъехала к дому крестьянина.

– Доброго здоровья, мать! – И тебе того же, отец! – Ну, лошадь я сменял. – На этот счёт ты у меня дока, – сказала старуха и бросилась обнимать мужа, не замечая ни мешка с яблоками, ни чужих людей. – Лошадь я выменял на корову. – Слава Богу, – сказала жена. – Теперь у нас на столе заведётся и молоко, и масло, и сыр. Вот выгодно обменял! – Так-то так, да корову я обменял на овцу. – И хорошо сделал, – одобрила старуха, – всегда-то ты знаешь, как лучше сделать. Для овцы у нас корму хватит. А мы будем пить овечье молоко да овечьим сыром лакомиться; из её шерсти свяжем чулки, а то и фуфайки! С коровы шерсти не соберёшь: в линьку она и последнюю растрясёт. Какой ты у меня умница!

– Так-то так, да овцу я отдал за гуся. – Ах, отец, неужто у нас и вправду будет гусь ко дню святого Мартена? Уж ты всегда стараешься меня порадовать! Вот хорошо придумал! Гусь, хоть его паси, хоть не паси, всё равно разжиреет к празднику. – Так-то так, да гуся я сменял на курицу, – сказал старик. – На курицу? Вот удача-то! – воскликнула старуха. – Курица нам нанесёт яиц, цыплят выведет – глядишь, у нас полный курятник. Мне уж давно хотелось завести курочку.

– Так-то так, да курицу я отдал за мешок гнилых яблок. – Дай-ка я тебя расцелую! – воскликнула жена. – Вот спасибо так спасибо! А теперь вот что я тебе расскажу: когда ты уехал, я надумала приготовить тебе обед повкуснее – яичницу с луком. Яйца у меня как раз есть, а луку нет. Пошла я тогда к учителю, я знаю, лук у них есть, но жена у него скупая-прескупая, хоть и притворяется доброй. Вот я и попросила у неё взаймы луковку. “Луковку? – переспрашивает она. – Да у нас в саду ничегошеньки не растёт. Я вам и гнилого яблока дать не могу”. А вот я теперь могу дать ей целый десяток гнилых яблок. Да что десяток! Хоть весь мешок одолжу. Ну и посмеёмся мы над учительшей! – И жена поцеловала мужа прямо в губы.

– Вот это здорово! – вскричали англичане. – Как ей ни туго приходится, она всегда всем довольна. Для такой и денег не жалко. Тут они расплатились с крестьянином: ведь жена с него головы не сняла, а, напротив, крепко его обняла. Целую кучу золота ему дали! Да, если, по мнению жены, муж её умней всех, и что он ни сделает, то и хорошо, – это всегда ей на пользу.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *