Взыскание процентов неосновательное обогащение

Взыскание процентов неосновательное обогащение

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Взыскание процентов неосновательное обогащение

Программа, разработана совместно с ЗАО "Сбербанк-АСТ". Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Взыскание процентов неосновательное обогащениеОбзор документа

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 июня 2012 г. N 91/12 Суд оставил без изменения ранее принятые судебные акты, которыми удовлетворен иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами, поскольку на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Абсалямова А.В., Андреевой Т.К., Витрянского В.В., Завьяловой Т.В., Козловой О.А., Маковской А.А., Никифорова С.Б., Першутова А.Г., Петровой С.М., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф.-

рассмотрел заявление администрации Приморского края о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Приморского края от 08.06.2011 по делу № А51-6056/2011, постановления Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2011 и постановления Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 18.10.2011 по тому же делу.

В заседании принял участие представитель заявителя — администрации Приморского края (ответчика) — Дробышева Е.А.

Заслушав и обсудив доклад судьи Петровой С.М. и объяснения представителя участвующего в деле лица, Президиум установил следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Декор-ДВ и Ко» (далее — общество «Декор-ДВ и Ко») обратилось в Арбитражный суд Приморского края с иском к государственному бюджетному учреждению здравоохранения «Краевой клинический центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями» (далее — учреждение) и в порядке субсидиарной ответственности к Приморскому края о взыскании 700 199 рублей 91 копейки процентов, начисленных на основании статьи 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс).

В дальнейшем Арбитражным судом Приморского края была произведена замена учреждения в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на его правопреемника — государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Краевая клиническая больница № 2».

Решением Арбитражного суда Приморского края от 08.06.2011 иск удовлетворен.

Постановлением Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2011 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа постановлением от 18.10.2011 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора названных судебных актов администрация просит их отменить, ссылаясь на неправильное применение арбитражными судами норм права, и принять новый судебный акт, не передавая дело на новое рассмотрение.

В отзыве на заявление общество «Декор-ДВ и Ко» просит оставить оспариваемые судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлении присутствующего в заседании представителя администрации, Президиум считает, что заявление не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Приморского края от 02.04.2010 по делу № А51-14201/2007 14-562/73 с учреждения и в порядке привлечения к субсидиарной ответственности за счет казны Приморского края в пользу общества «Декор-ДВ и Ко» взыскано 3 164 378 рублей неосновательного обогащения.

Из материалов дела усматривается, что неосновательное обогащение возникло в связи с выполнением обществом с ограниченной ответственностью «Декор-ДВ» (далее — общество), правопреемником которого на основании договора уступки права требования является общество «Декор-ДВ и Ко», работ по капитальному ремонту помещений учреждения и их неоплатой последним по договору подряда, признанного судами незаключенным.

На сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (пункт 2 статьи 1107 ГК РФ).

По смыслу указанных статей положения пункта 2 статьи 1107 Кодекса о взыскании с неосновательно обогатившегося лица процентов в соответствии со статьей 395 Кодекса применяются только в случаях, когда имело место обогащение в денежной форме.

В результате выполнения обществом работ по капитальному ремонту помещений, принадлежащих учреждению, между сторонами не возникло обогащения в неденежной форме, поскольку фактически учреждением было неосновательно сбережено имущество — денежные средства, подлежащие оплате за выполненные работы. Следовательно, объектом неосновательного обогащения в данном случае являлась стоимость выполненных обществом, но не оплаченных учреждением работ, выраженная в денежном эквиваленте.

Согласно пункту 1 статьи 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Таким образом, суды правомерно применили к спорным правоотношениям положения статьи 395 и пункта 2 статьи 1107 ГК РФ и взыскали с ответчиков проценты за пользование чужими денежными средствами с момента предъявления требования об уплате долга (с 22.04.2008 по 24.02.2011).

При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты подлежат оставлению без изменения.

Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 1 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

решение Арбитражного суда Приморского края от 08.06.2011 по делу № А51-6056/2011, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 03.08.2011 и постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 18.10.2011 по тому же делу оставить без изменения.

Заявление администрации Приморского края оставить без удовлетворения.

ПредседательствующийА.А. Иванов

Обзор документа

Президиум ВАС РФ признал, что иск организации о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами удовлетворили правомерно.

Как следует из материалов дела, решением арбитражного суда по другому делу в пользу организации было взыскано неосновательное обогащение. Оно возникло в связи с выполнением работ и их неоплатой по договору подряда, признанному судами незаключенным.

Согласно ГК РФ на сумму неосновательного обогащения начисляются проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности их получения или сбережения. Правило о взыскании процентов с неосновательно обогатившегося лица применяется только в случаях, когда имело место обогащение в денежной форме.

В результате выполнения работ между сторонами не возникло обогащение в неденежной форме. Фактически было неосновательно сбережено имущество — средства, подлежащие внесению за работы. Следовательно, объектом неосновательного обогащения в спорном случае являлась стоимость выполненных, но не оплаченных работ, выраженная в денежном эквиваленте.

Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Таким образом, суды правомерно взыскали проценты за пользование чужими денежными средствами с момента предъявления требования об уплате долга.

Проценты за пользование чужими денежными средствами (п. 2 ст. 1107 ГК РФ) носят зачетный характер. Доходы, полученные при неосновательном обогащении (п. 1 ст. 1107 ГК РФ), взыскиваются в части, не покрытой процентами. Сумма таких доходов определяется как полученная обогатившимся лицом выручка за вычетом расходов, понесенных в целях извлечения конкретного дохода. К такому выводу пришел ВС РФ (Определение ВС РФ от 19.01.2017 № 305-ЭС15-15704 (2) по делу № А40-171891/2014).

Суть дела

Общество (истец) решением арбитражного суда от 19.01.2012 признано несостоятельным (банкротом). Определением от 09.04.2013 арбитражный суд удовлетворил заявление конкурсного управляющего общества о признании недействительными сделками банковских операций по списанию банком (ответчиком) денежных средств на общую сумму 2,3 млн руб. по ряду кредитных договоров.

Общество обратилось в суд с иском о взыскании с банка 1,3 млн руб., из которых около 500 000 руб. — проценты за пользование чужими денежными средствами, 800 000 руб. — доход, который мог бы получить ответчик за период неосновательного пользования денежными средствами общества.

Перед судами возникли следующие вопросы:

каким образом соотносятся между собой п. 1 (требование возместить потерпевшему доходы от неосновательного обогащения) и п. 2 ст. 1107 ГК РФ (требование о выплате процентов за пользование чужими денежными средствами) применительно к денежному обогащению;

можно ли при денежном неосновательном обогащении взыскивать полученные доходы, помимо процентов за пользование денежными средствами?

Судебное разбирательство

Суд первой инстанции удовлетворил требование истца в полном объеме. Он допустил возможность кумулятивного взыскания доходов, полученных от неосновательного обогащения, и процентов за пользование денежными средствами.

Мотивируя свое решение, первая инстанция привела следующие аргументы.

В соответствии с ч. 1 ст. 1107 ГК РФ лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения.

Согласно п. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Таким образом, п. 2 ст. 1107 ГК РФ применим к неосновательному обогащению в денежной сумме в любом случае. Доказательств получения обогатившейся стороной дохода или наличия такой возможности для реализации данной нормы не требуется. В случае же, когда доказана возможность получения дохода от неосновательно полученных (сбереженных) денежных средств, применяется также п. 1 ст. 1107 ГК РФ.

Размер получаемого банком дохода от размещения денежных средств определяется ставкой банковского процента по выдаваемым кредитам. В банке-ответчике эта ставка составляет 14,7%.

Таким образом, ответчик должен был (имел объективную возможность) получить доход от неосновательно полученного имущества (денежных средств), принадлежащего истцу, в размере не менее 14,7% годовых. Ответчик, являясь профессиональной финансовой организацией, сознательно нарушал права истца (удерживая принадлежащие ему денежные средства) и извлекал из этого нарушения доход. Оставление такого дохода у нарушителя является поощрением его противоправного поведения и является недопустимым.

В то же время в силу ст. 395 ГК РФ за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте нахождения кредитора учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Средняя ставка банковского процента, используемая банком-ответчиком при предоставлении кредитов юридическим лицам, — 14,7%. По мнению суда первой инстанции, истец верно рассчитал проценты за пользование чужими денежными средствами за период с момента совершения сделки до момента фактического исполнения судебного акта, а также размер дохода, который мог бы получить ответчик.

Суд счел несостоятельным довод ответчика о том, что исковые требования по п. 1 ст. 1107 ГК РФ о взыскании денежных средств, составляющих доход ответчика, подлежат отклонению в связи с недоказанностью истцом факта получения дохода. Закон в данном случае не требует в качестве основания для взыскания обязательного установления факта получения дохода. Достаточно доказать возможность получения такого дохода от неосновательного использования имущества потерпевшего. Указанное обстоятельство, по мнению суда, подтверждено материалами дела.

Кассация и апелляция поддержали решение суда первой инстанции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ в части взыскания дохода, который получил (мог получить) ответчик за период неосновательного пользования денежными средствами истца в размере 800 000 руб., отменил акты нижестоящих судов и отказал в удовлетворении данного требования. В остальной части обжалуемые судебные акты оставил без изменения.

ВС РФ обозначил ключевой вопрос, который суды должны были разрешить при рассмотрении данного дела, — вопрос соотношения положений п. 1 и 2 ст. 1107 ГК РФ, определяющих порядок возмещения потерпевшему лицу доходов, извлеченных из неосновательно сбереженного имущества.

Суды нижестоящих инстанций сочли, что эти виды доходов носят самостоятельный характер и потому могут быть взысканы с ответчика независимо друг от друга. А вот Экономическая коллегия ВС РФ с таким подходом не согласилась.

Доход, начисляемый в соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ, и доход, начисляемый по правилам п. 2 этой же статьи, обладают тождественной правовой природой. Возникновение права на возврат дохода имеет в своем основании идентичные фактические обстоятельства. Взыскание такого дохода представляет собой реализацию одного и того же инструмента защиты нарушенного права истца. Одновременное применение указанных пунктов противоречило бы компенсационной направленности механизма ст. 1107 ГК РФ.

ВС РФ признал ошибочными также и выводы ответчика относительно соотношения п. 1 и п. 2 ст. 1107 ГК РФ. Ссылаясь на денежный характер обогащения, представители банка полагали возможным применение в рассматриваемом случае исключительно положения п. 2 упомянутой статьи.

Как отметила Коллегия ВС РФ, различие в правовом регулировании названных пунктов обусловлено специфической особенностью денег как объекта гражданских правоотношений. Следовательно, п. 2 ст. 1107 ГК РФ, содержащий отсылку о правилах исчисления дохода применительно к положениям ст. 395 ГК РФ, устанавливает упрощенный порядок доказывания минимального размера дохода при денежном обогащении. При этом не должно ограничиваться право истца на взыскание дохода в большем размере по правилам п. 1 ст. 1107 ГК РФ при условии доказанности соответствующего превышения. В таком случае доход, указанный в п. 2 ст. 1107 ГК РФ, носит по отношению к доходу, определенному п. 1, зачетный характер.

При ином толковании, ограничивающим размер взыскиваемого дохода только п. 2 ст. 1107 ГК РФ, осознанное безосновательное пользование чужим имуществом стало бы экономически оправданным для ответчика, что дестимулировало бы его к скорейшему возврату имущества потерпевшего. Вместе с тем никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

При этом ВС РФ подчеркнул, что под доходом по смыслу п. 1 ст. 1107 ГК РФ понимается чистая прибыль обогатившегося лица, извлеченная из неосновательно сбереженного имущества, то есть полученная им выручка за вычетом расходов, понесенных в целях извлечения конкретного дохода.

Применительно к обстоятельствам настоящего спора общество, сославшись на размер средней ставки по коммерческим кредитам, не привело каких-либо доказательств, свидетельствующих о превышении дохода банка (в том числе того, который он должен был извлечь) над тем, который определен по правилам п. 2 ст. 1107 ГК РФ. Сама по себе выдача кредита под определенный процент не гарантирует получение дохода в соответствующем размере. Процентная ставка определяется банком с учетом имеющейся у него статистики по исполнению заемщиками своих обязательств. При определении ее размера во внимание принимается в том числе риск невозвратности кредитов, расходы на их выдачу, обслуживание и т.п. Потому ошибочно полагать, что размер ставки по кредитам равен доходу банка от пользования неосновательно сбереженным имуществом за соответствующий период. Данное обстоятельство судами не учтено.

Таким образом, как заключил ВС РФ, общество в нарушение положений ст. 9 и 65 АПК РФ не доказало наличие оснований для применения в настоящем случае положений п. 1 ст. 1107 ГК РФ, то есть превышение как реального, так и подлежащего извлечению дохода банка от недобросовестного пользования предметом неосновательного обогащения над размером компенсации, причитающейся обществу по правилам п. 2 названной статьи.

Мотивированное решение суда изготовлено 04.08.2017 г.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

31 июля 2017 года г. Екатеринбург

Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга Свердловской области в составе председательствующего судьи Черных О.А.,

при секретаре Можаровой В.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области к Лукину Сергею Александровичу о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов по ст. 395 ГК РФ,

В суд обратился истец Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области (далее Министерство) с исковым заявлением, в котором просит взыскать с ответчика Лукина С.А. сумму неосновательного обогащения в размере 117 473 руб., проценты по ст. 395 ГК РФ в сумме 18 444 руб.

Свои исковые требования истец мотивирует тем, что Министерством в рамках реализации Закона Свердловской области от 20.07.2015 г. № 85-ОЗ «О перераспределении отдельных полномочий в сфере рекламы между органами на территории Свердловской области и органами государственной власти Свердловской области» установлен факт эксплуатации щитовой односторонней рекламной конструкции без подсветки, размером информационного поля 3м х 6м, расположенной в придорожной полосе автомобильной дороги общего пользования регионального значения – (слева при движении от в сторону аэропорта «Кольцово») на землях кадастрового квартала под номером №.

В ходе осмотра указанной рекламной конструкции и места ее установки Министерством зафиксировано, что объект наружной рекламы размещался ее владельцем – ИП Лукиным С.А. (договор купли-продажи рекламных конструкций от ДД.ММ.ГГГГ, дополнительное соглашение к договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ) с нарушением требований, предусмотренных п. 5 ч. 5.1 ст. 19 ФЗ от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе», что в последствии послужило основанием для обращения Министерства с исковым заявлением о принудительном освобождении указанного земельного участка от самовольной рекламной конструкции к ее владельцу.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 31.08.2016 г., вступившим в законную силу 01.10.2016 г., и имеющим преюдициальное значение для настоящего дела по вопросам обстоятельств размещения указанной рекламной конструкции на земельном участке, принадлежащем на праве собственности Свердловской области, в отсутствие договора с собственником недвижимого имущества (самовольно), исковые требования Министерства были удовлетворены в полном объеме. Указанным решением установлено, что ответчиком на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ с третьим лицом приобретены металлоконструкции размером 3м х 6м, расположенные на автомобильной дороге – , в том числе . Также суд учел то обстоятельство, что рекламная конструкция, указанная Министерством, как является идентичной той, которую впоследствии стороны совместно идентифицировали, как Ответчиком в ходе судебного разбирательства не оспаривался факт отсутствия договора с владельцем земельного участка (истцом), на котором расположена рекламная конструкция, в связи с чем Арбитражный суд Свердловской области пришел к выводу об отсутствии у ответчика правовых оснований для размещения рекламной конструкции на земельном участке, владение, пользование и распоряжение которым осуществляет Министерство.

Впоследствии указанный земельный участок с кадастровым номером № был освобожден от самовольного рекламного носителя силами Министерства – рекламная конструкция демонтирована 16.10.2016 г.

Учитывая изложенные обстоятельства, ответчик Лукин С.А. в период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. самовольно размещал рекламную конструкцию на земельном участке, правомочия по владению, пользованию и распоряжению которым реализует истец.

Согласно отчета «Об определении рыночной стоимости годового размера платежа при заключении договора на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, расположенных по адресу: Свердловская область » от размер платежа за период пользования местом без заключения договора составил 117 473 руб.

Указанную сумму неосновательного обогащения истец просит взыскать с ответчика на основании п. 2 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Также на основании п. 2 ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, на сумму неосновательного обогащения истец насчитал проценты по ст. 395 ГК РФ за период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. в сумме 18 444 руб. 56 коп. Указанную сумму процентов истец также просит взыскать с ответчика.

12.04.2017 г. истец направил ответчику требование о возмещении суммы неосновательного обогащения, которое ответчик получил 19.04.2017 г., однако денежные средства в добровольном порядке уплачены ответчиком не были.

19.06.2017 г. ответчик Лукин С.А. прекратил свою деятельность в качестве индивидуального предпринимателя.

Представитель истца Ануфриев А.А., действующий на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме и просил их удовлетворить.

Ответчик Лукин С.А. и представитель ответчика Татаринов А.В., действующий на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования не признали и суду пояснили, что ответчик Лукин С.А. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в период с 22.10.2015 г. по 19.06.2017 г. В материалах дела имеется договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» и ИП Лукиным С.А., согласно которому последний приобрел металлоконструкции размером 3х6 м, в том числе по адресу: Однако, 12.01.2015 г. ответчик еще не был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, поэтому дата в договоре стоит ошибочная. Действительно, ответчик приобрел рекламную конструкцию, однако не эксплуатировал ее, прибыли не получал. Ответчик участвовал при рассмотрении дела в Арбитражном суде Свердловской области 31.08.2016 г., обжаловать судебный акт не стал. Рекламная конструкция была демонтирована силами Министерства 16.10.2016 г. Возражают против начисления процентов по ст. 395 ГК РФ, т.к. между истцом и ответчиком отсутствовал договор, в котором была бы определена дата оплаты арендных платежей. Просили в иске отказать в полном объеме.

Суд, заслушав мнение сторон, исследовав письменные материалы дела, приходит к следующим выводам.

В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ между ИП Лукиным С.А. и ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» был заключен договор купли-продажи металлоконструкции размером 3х6 метров, расположенной по адресу: (л.д. 10-11).

Согласно акту приема-передачи к договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» передало, а ИП Лукин С.А. принял металлоконструкцию размером 3х6 метров, расположенную по адресу: (слева) (л.д. 12).

Ответчиком также предоставлено дополнительное соглашение от 01.12.2015г. к договору купли-продажи от 12.11.2015 г., в котором стороны ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» и ИП Лукин С.А. договорились о внесении в п. 1 договора купли-продажи от 12.11.2015 г. изменений в части наименования Товара.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 31.08.2016 г. удовлетворены исковые требования Министерства по Управлению государственным имуществом Свердловской области к ИП Лукину Сергею Александровичу в полном объеме, ИП Лукин С.А. был обязан в течение 30 дней с момента вступления в силу решения суда демонтировать щитовую одностороннюю рекламную конструкцию без подсветки размером информационного поля 3х6 м, расположенную в придорожной полосе автомобильной В случае неисполнения судебного акта в течение 30 дней с момента вступления в законную силу взыскать с ИП Лукина С.А. в пользу Министерства по Управлению государственным имуществом Свердловской области денежные средства в размере 39 666 руб. С ответчика ИП Лукина С.А. в бюджет Российской Федерации взыскана госпошлина в размере 6 000 руб. (л.д. 15-19).

Указанным решением Арбитражного суда Свердловской области установлено, что ДД.ММ.ГГГГ ИП Лукиным С.А. на основании договора купли-продажи с третьим лицом ООО «Рекламная фирма Хэт-Трик» приобретены металлоконструкции размером 3х6 м, расположенные на Актом осмотра №ЕкКольц от ДД.ММ.ГГГГ установлено, что собственником указанной рекламной конструкции является ИП Лукин С.А., данная спорная рекламная конструкция размещена с нарушением ч.ч. 5.1, 5.8 и 9 ст. 19 Закона «О рекламе».

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 31.08.2016 г. вступило в законную силу 01.10.2016 г.

16.10.2016 г. указанная рекламная конструкция была демонтирована силами Министерства по Управлению государственным имуществом Свердловской области, о чем составлен соответствующий акт (л.д. 8).

Согласно ч. 3 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, при рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

В данном случае при рассмотрении гражданского дела Арбитражным судом Свердловской области 31.08.2016 г. участвовал представитель ответчика ИП Лукина С.А. — Татаринов А.В., действующий на основании доверенности, поэтому обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Свердловской области, не подлежат повторному доказыванию.

Действительно, согласно выписке из ЕГРИП ответчик Лукин С.А. был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя в период с ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 35).

В силу ч.ч. 1 и 4 ст. 23 Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением требований пункта 1 настоящей статьи, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем. Суд может применить к таким сделкам правила настоящего Кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Таким образом, ссылка ответчика Лукина С.А. на то, что он был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя только 22.10.2015г., не может повлиять на его права и обязанности по заключенному им договору ДД.ММ.ГГГГ, в котором он был указан как индивидуальный предприниматель.

Также ответчиком Лукиным С.А. в судебное заседание не представлено доказательств того, что именно в договоре купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ и акте приема-передачи конструкций от ДД.ММ.ГГГГ была допущена ошибка в дате, а не в дополнительном соглашении от ДД.ММ.ГГГГ

В соответствии с ч.ч. 5, 5.1 ст. 19 Федерального закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ (ред. от 28.03.2017) "О рекламе", установка и эксплуатация рекламной конструкции осуществляются ее владельцем по договору с собственником земельного участка, здания или иного недвижимого имущества, к которому присоединяется рекламная конструкция, либо с лицом, управомоченным собственником такого имущества, в том числе с арендатором.

Заключение договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции на земельном участке, здании или ином недвижимом имуществе, находящемся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется на основе торгов (в форме аукциона или конкурса), проводимых органами государственной власти, органами местного самоуправления или уполномоченными ими организациями в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Земли кадастрового квартала под номером №, на которых размещалась самовольно установленная рекламная конструкция, относятся к не разграниченной государственной собственности и территориально расположены в границах муниципального образования « ».

Таким образом, установка и эксплуатация рекламной конструкции осуществляются ее владельцем по возмездному договору с обладателем вещного права на земельный участок, на котором такая конструкция расположена. Ответчиком, как владельцем объекта наружной рекламы, самовольно, в отсутствие возмездного договора с Министерством, осуществлялось пользование земельным участком, путем размещения рекламной конструкции, что повлекло не предусмотренное гражданским законодательством сбережение ответчиком денежных средств, причитающихся Министерству в счет оплаты размещения рекламной конструкции.

Утверждения ответчика о том, что он не использовал рекламную конструкцию и не получал прибыли, не подтверждены доказательствами, как того требует ст. 56 ГПК РФ, а также не имеют правового значения, т.к. уплата арендной платы за использование земельного участка не зависит от получения прибыли при использовании рекламной конструкции.

Согласно ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно п. 2 ст. 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Согласно отчета ООО «Консалтинг Групп» «Об определении рыночной стоимости годового размера платежа при заключении договора на установку и эксплуатацию рекламных конструкций, расположенных по адресу: Свердловская область » от ДД.ММ.ГГГГ №/И-6, рыночная стоимость годового размера платежа при заключении договора на установку и эксплуатацию рекламной конструкции, расположенной по адресу: Свердловская область , по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ – в придорожной полосе ) на земельном участке с кадастровым номером № за период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. составляет 117 473 руб. (л.д. 41-186).

Указанная сумма неосновательного обогащения подлежит взысканию с ответчика в полном объеме.

В соответствии с ч. 2 ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Согласно ч. 1 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

В судебном заседании установлено, что 12.04.2017 г. в адрес ответчика истцом направлено требование об уплате денежных средств, которое получено Лукиным С.А. 19.04.2017 г. (л.д. 26, 32, 33).

Суд не соглашается с расчетом процентов по ст. 395 ГК РФ, представленным истцом, т.к. на полную сумму задолженности, насчитанную на весь период (1 год и 9 месяцев), истцом насчитаны проценты за период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. Однако, между истцом и ответчиком договор об оплате арендной платы за пользование земельным участком не заключался, помесячная арендная плата не устанавливалась, не определялся период оплаты арендной платы (каждый месяц, либо раз в год). Требование об оплате суммы неосновательного обогащения было направлено ответчику только 12.04.2017 г. и получено им 19.04.2017 г. Таким образом, ответчик узнал о неосновательности сбережения денежных средств только 19.04.2017 г.

С учетом изложенного, суд отказывает в удовлетворении исковых требований о взыскании с ответчика процентов по ст. 395 ГК РФ за период с 12.01.2015 г. по 16.10.2016 г. в сумме 18 444 руб. 56 коп. в полном объеме.

Согласно ст. 103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с ответчика в доход местного бюджета подлежит взысканию госпошлина пропорционально удовлетворенным исковым требованиям в размере 3 549 руб. 46 коп.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с ответчика Лукина Сергея Александровича в пользу Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области сумму неосновательного обогащения в размере 117 473 руб.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

Взыскать с ответчика Лукина Сергея Александровича в доход местного бюджета госпошлину в размере 3 549 руб. 46 коп.

Решение суда может быть обжаловано в Свердловский областной суд в течение месяца со дня его принятия в окончательной форме с подачей апелляционной жалобы через Верх-Исетский районный суд гор. Екатеринбурга.

Судья: Черных О.А.

Секретарь: Можарова В.С.

Решения судов по взысканию неосновательного обогащения:

ООО «МСК «Страж» им. С. Живаго обратилось в суд к Володину В. В. с требованием о взыскании неосновательного обогащения.В обосновании иска указано, что 02.01.2016 в 22-05 по адоесу г. Екатеринбург, ул. Малышева, 21/1 произошло ДТП с участием автомо.

Истец Б,М.Ю, обратился в суд с иском к Г,И.Д, о взыскании денежных средств в размере 888 830 руб., процентов а пользование чужими денежными средствами в размере 228 396,36 руб.В обоснование указывал, что с 19.12.2013г. является владельцем земельно.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

10 + 11 =