Вещественные доказательства ст 81 упк рф

1. Вещественными доказательствами признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

2. Предметы, указанные в части первой настоящей статьи, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается настоящей статьей и статьей 82 настоящего Кодекса.

3. При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом:

1) орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;

2) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

2.1) изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, подлежат уничтожению в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

3) предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;

4) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу;

4.1) деньги, ценности и иное имущество, указанные в пунктах "а" — "в" части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей части;

5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

6) остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

4. Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты, с учетом требований статьи 6.1 настоящего Кодекса.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 81 УПК РФ

1. Данное в части 1 ком. статьи определение вещественных доказательств имеет казуистический характер, т.е. представляет собой открытый перечень возможных их разновидностей, что затрудняет выяснение сущности данного вида доказательств и в ряде случаев не позволяет достаточно четко отграничить их от некоторых других видов доказательств, прежде всего, иных документов и образцов для сравнительного исследования. Упоминание в пункте 3 части 1 иных предметов и документов сохраняет слишком широкий критерий для определения вещественных доказательств, пользуясь которым можно объявить таковыми практически любое доказательство, поскольку все доказательства могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

2. Представляется, что вещественные доказательства можно определить в общем виде как предметы, которые объективно, в силу своих собственных качеств, а также связей с иными обстоятельствами, могут служить средством к установлению искомых по делу обстоятельств. Признак объективности — ключевой для понимания природы вещественных доказательств. Он подразумевает, что содержащаяся в них информация, имеющая значение для дела, формируется отнюдь не с субъективной целью — доведение ее до сведения органов расследования и суда, а с какими-либо иными (иногда прямо противоположными) целями либо вообще независимо от воли и желания людей. Так, например, записка, в которой подозреваемый обращается к другим лицам с просьбой укрыть похищенное, повлиять на свидетелей и т.п., является вещественным доказательством в силу своего объективного по отношению к уголовно-процессуальной деятельности характера, ибо подозреваемый не желал, чтобы данная информация попала к следователю или в орган дознания, а намеревался достичь противоположного результата. Орудие преступления сохраняет на себе его следы не потому, что этого хотел правонарушитель, а потому, что таково объективное положение вещей. Деньги, ценности и иное имущество, полученные преступным путем, могут рассматриваться как вещественные доказательства лишь постольку, поскольку выявлена их объективная связь с преступными источниками обогащения обвиняемого или подозреваемого. Другими словами, обстоятельства возникновения и появления в деле вещественных доказательств есть не что иное как доказательственные факты, неразрывно с ними связанные и в определенном смысле являющиеся их частью. Например, факт обнаружения при обыске в жилище подозреваемого денег, хранившихся в тайнике, придает этим деньгам смысл вещественных доказательств; факт написания лицом предсмертной записки перед совершением самоубийства делает эту записку, оставленную на месте происшествия, не просто документом, а документом — вещественным доказательством и т.п. При этом сами предметы — вещественные доказательства иногда могут непосредственно и не содержать в себе информации, имеющей значение для дела, — основное значение имеет их связь с сопутствующими доказательственными фактами. Отсутствие информации о доказательственных фактах, связанных с предшествующими обстоятельствами возникновения, местонахождения, положения и функций относительно других предметов либо использования предмета, лишает его качества вещественного доказательства. Поэтому предмет, происхождение которого не известно (например, нож с отпечатками пальцев подозреваемого, подброшенный следователю неизвестными лицами), не может быть признан вещественным доказательством, если не будет выяснена его предшествующая история. На наш взгляд, неприемлемо также использование в качестве утраченных или необнаруженных вещественных доказательств т.н. предметов-аналогов (например, направление на экспертизу вместо необнаруженного ножа, являвшегося орудием убийства, другого ножа подобного типа). Хотя происхождение предмета-аналога известно, оно непосредственно не связано с тем событием, которое является предметом расследования, и значит, доказательственный факт отсутствует.

Из неразрывной связи вещественных доказательств с обстоятельствами прошлого вытекает практический критерий их отграничения от иных, смежных, доказательств. Этот критерий — незаменимость вещественных доказательств. Утрата или необратимое повреждение, включая нарушение необходимой процессуальной формы, означает невозможность воспроизведения вещественного доказательства, ибо для этого пришлось бы вернуться в прошлое, когда формировался сопутствующий доказательственный факт. Копирование же вещественного доказательства в той или иной форме (фотографирование, изготовление слепков, макетов) не может восполнить этой утраты, т.к. ведет к возникновению другого доказательства, обладающего иной доказательственной силой. Напротив, утрата, например, иного документа (ст. 84) может быть восполнена получением из того же источника нового документа, имеющего точно такую же доказательственную силу.

3. Вещественным доказательством является не сам предмет как таковой, а предмет с его определенными качествами и связями с доказательственными фактами. Без восприятия этих качеств и связей субъектом доказывания предмет не имеет доказательственной ценности. Поэтому вещественное доказательство есть не просто предмет, а система: предмет — доказательственный факт (факты) — субъект доказывания, причем система правовая, требующая соблюдения определенной процессуальной формы. Поэтому необходимыми элементами понятия вещественного доказательства являются его осмотр и решение субъекта доказывания о приобщении к делу. В УПК содержится требование осмотра предмета, который производится на месте производства того следственного действия, в ходе которого предмет был обнаружен (ч. 2 ст. 177). Это может быть не только осмотр, но и обыск, выемка, проверка показаний на месте. Невыполнение этого требования ведет к недопустимости данного предмета как доказательства (например, извлеченная из тела пуля, не подвергнутая осмотру с отражением его результатов в соответствующем протоколе). Оформление процесса получения вещественных доказательств и описание их без составления протоколов следственных действий (например, путем составления таких неизвестных уголовно-процессуальному закону документов, как акты проверочных закупок, протоколы "добровольных выдач" и т.п.) неправомерно, ибо это не обеспечивает достаточных гарантий достоверности полученной информации. В этих случаях необходимо проводить следственное действие, включающее в себя осмотр полученного предмета. В протоколе перечисляются все изымаемые предметы и документы, указываются количественные и качественные характеристики предметов, все другие индивидуальные признаки, позволяющие выделить объект из числа ему подобных и обусловливающие его доказательственное значение.

Если для производства осмотра на месте проведения следственного действия требуется продолжительное время или такой осмотр затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра (ч. 3 ст. 177). Невыполнение этого требования рассматривается судебной практикой как основание для признания полученных вещественных доказательств недопустимыми.

4. Вещественные доказательства, как правило, должны храниться при уголовном деле или в месте, указанном дознавателем или следователем (если по причине их громоздкости и иных причин они не могут храниться при уголовном деле). Если же обеспечить хранение предмета невозможно, а приобщение к делу его образца для сравнительного исследования не целесообразно, такой предмет не признается вещественным доказательством, даже если он выполняет в доказывании такую же роль (например, дерево, с которым столкнулся автомобиль). Фиксация подобных предметов производится другими способами — путем описания их в протоколе осмотра места происшествия и фотографирования. Не признаются вещественными доказательствами и трупы людей.

5. Согласно пунктам 1 — 3, 4.1 — 6 части 3 ком. статьи при вынесении не только приговора, но также и постановления о прекращении уголовного дела подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются орудия преступления, принадлежащие обвиняемому. Следует, однако, учитывать, что согласно ч. 3 ст. 35 Конституции РФ "никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". Таким образом, в соответствии с этой, не знающей никаких исключений, конституционной нормой орудия преступления, другие предметы, признанные вещественными доказательствами и являющиеся (способные быть) собственностью обвиняемого, могут быть конфискованы или уничтожены лишь по решению суда. Но содержащееся в п. 6 ч. 3 ст. 81 УПК положение о решении споров относительно вещественных доказательств в порядке гражданского судопроизводства в данном случае не применимо, ибо оно касается только споров о принадлежности вещественного доказательства, а не его конфискации у бесспорного собственника. Нельзя применить по аналогии и ст. 115 УПК, поскольку она предполагает возможность лишь временного изъятия имущества. Таким образом, органы предварительного расследования в случае прекращения ими уголовного дела ввиду названной конституционной нормы не обладают правом самим лишить обвиняемого (подозреваемого) его имущества. Представляется, что в случае прекращения уголовного дела это решение может быть принято лишь судом в порядке гражданского судопроизводства по заявлению прокурора в защиту публичных интересов (ст. 45 ГПК РФ).

6. Под предметами, запрещенными к обращению, которые согласно пункту 2 части 3 настоящей статьи подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются, понимаются предметы, запрещенные законодательством и полностью изъятые из оборота, т.е. те, изготовление, приобретение, хранение, сбыт и распространение которых запрещены законом (порнографические издания, приспособления для некоторых видов азартных игр, поддельные денежные знаки, незаконно изготовленные наркотические вещества и т.д.). Их необходимо отличать от вещей с ограниченной обороноспособностью, к которым относятся:

— вещи, изъятые из гражданского оборота, которые согласно закону не могут быть предметом гражданско-правовых сделок, хотя и могут быть передаваемы по другим основаниям (например, архивные материалы);

— вещи, ограниченные в обороте, которые могут приобретаться в собственность лишь по особым разрешениям (оружие, сильнодействующие яды, радиоактивные вещества, наркотические средства и т.д.). Определенные ограничения установлены также для оборота валютных ценностей — иностранной валюты, ценных бумаг в иностранной валюте, драгоценных металлов и природных драгоценных камней в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также лома таких изделий (Закон РФ от 09.10.1992 "О валютном регулировании и валютном контроле", Положение о совершении сделок с драгоценными металлами на территории РФ, утв. Постановлением Правительства РФ от 30.06.1994 N 756, Положение о совершении сделок с природными драгоценными камнями на территории РФ, утв. Постановлением Правительства РФ от 27.06.1996 N 759).

Только предметы, полностью запрещенные к обращению, могут быть безвозмездно изъяты у владельцев и переданы в соответствующие учреждения или уничтожены, т.к. не могут являться собственностью физических и юридических лиц. Вещи, ограниченные в обороте, а в некоторых случаях и изъятые из гражданского оборота (например, в случае их приобретения без совершения сделок путем создания самим владельцем), могут быть собственностью указанных лиц, и в этом случае согласно ст. 243 ГК подлежат безвозмездному изъятию (конфискации) в уголовном судопроизводстве только по решению суда. Когда вещественное доказательство представляет собой ограниченно оборотоспособную вещь, которая в силу закона не может принадлежать ее собственнику, если у него отсутствует особое разрешение на приобретение и владение ею (например, охотничье огнестрельное оружие, полученное по наследству), то в соответствии с гражданским законодательством оно подлежит возмездному отчуждению самим собственником или (при невыполнении им этой обязанности в течение года с момента возникновения права собственности) — принудительно, по решению суда в порядке, установленном ст. 238 ГК. До решения вопроса о наследовании имущества и получения лицензии на приобретение оружия оно подлежит изъятию для ответственного хранения ОВД (ст. 20 ФЗ "Об оружии").

1. Вещественными доказательствами признаются любые предметы:

1) которые служили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления;

2) на которые были направлены преступные действия;

2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления;

3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

2. Предметы, указанные в части первой настоящей статьи, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается настоящей статьей и статьей 82 настоящего Кодекса.

3. При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом:

1) орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;

2) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;

2.1) изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, подлежат уничтожению в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;

3) предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;

4) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу;

4.1) деньги, ценности и иное имущество, указанные в пунктах «а»-«в» части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей части;

5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;

6) остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

4. Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты, с учетом требований статьи 6.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 81 УПК РФ

1. Предметы, которые служили орудиями преступления, — это любые материальные объекты, специально предназначенные, изготовленные или приспособленные либо найденные на месте, которые были использованы для подготовки или совершения преступления, а равно для сокрытия его следов. Орудиями преступления являются, например, пистолет, из которого произведен выстрел с целью убийства, любой рычаг, применявшийся для вскрытия помещения с целью кражи, вещь, переданная в виде взятки, фальшивый документ, при помощи которого было совершено и скрыто похищение чужого имущества, и т.д. В судебной, следственной и прокурорской практике наблюдается устойчивая тенденция, когда орудиями преступления признаются автомашины, мотоциклы и иные транспортные средства, принадлежащие лицам, привлеченным к уголовной ответственности. В период действия УПК РСФСР 1960 г. эта практика основывалась на Постановлении Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 августа 1961 г. «О применении пункта 1 статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в части признания орудиями преступления автомашин, мотоциклов и иных транспортных средств, принадлежащих лицам, совершившим хищение с использованием указанных средств» (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1961. N 31. Ст. 427) и расширительном толковании его положений в высших судебных инстанциях, благодаря чему они применялись по уголовным делам о преступлениях не только против собственности, но и против личности. Согласно пункту 5 статьи 2 Федерального закона «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» названное Постановление утратило силу. Между тем действительность такова, что нашпигованный вооруженными людьми мощный автомобиль-внедорожник, как и боевое огнестрельное оружие, все чаще и чаще становится обычным средством совершения дерзких, тщательно спланированных, профессионально организованных преступлений, в частности актов терроризма, бандитских налетов, заказных убийств, разбойных нападений, изнасилований, похищений людей и т.п. По своей роли в современной преступной деятельности он (автомобиль) стал еще ближе к содержанию понятия «орудие», которое по его словарному определению означает техническое приспособление, при помощи которого производится какое-нибудь действие. Поэтому вопрос об изъятии транспортных средств — орудий преступления и о приобщении их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств не утратил своей высокой актуальности.

2. Предметы, которые сохранили на себе следы преступления, — это материальные объекты, отразившие на себе воздействие события преступления, например следы рук, транспорта, орудий взлома. С помощью следов предоставляется возможность идентифицировать предметы, их оставившие.

3. Предметы, на которые были направлены преступные действия, — это непосредственные объекты преступного посягательства, например похищенная вещь, угнанный или взорванный автомобиль и т.д.

4. Содержание понятия «деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления» (пункт 4 части третьей комментируемой статьи) детально раскрывается в пункте 10 комментария к статье 73 УПК, определяющей предмет доказывания по уголовным делам.

5. Перечень предметов, которые могут служить вещественными доказательствами, является примерным, законодатель разрешает относить к вещественным доказательствам и иные предметы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств дела. К числу иных предметов — вещественных доказательств можно, в частности, отнести «продукты» преступной деятельности: оружие, изготовленное для незаконного ношения или хранения; фальсифицированные товары; вещи, забытые или брошенные на месте происшествия (если они не относятся к орудиям преступления или предметам преступного посягательства).

6. Вещественными доказательствами могут служить лишь такие предметы, смысл и назначение которых доступны обыденному восприятию, которые можно использовать в доказывании в судебном заседании, т.е. на публике, передавая из рук в руки (стороны вправе осматривать их).

Не может быть приобщено в качестве вещественного доказательства по уголовному делу одушевленное существо, например похищенное и обнаруженное животное, потому что животное — не предмет. Оно не может подвергнуться исследованию судом и сторонами в зале судебного заседания, хотя и обладает признаками объекта преступного посягательства.

Не может быть приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства череп убитого, извлеченный из захоронения в результате эксгумации трупа для производства судебно-медицинской и баллистической экспертизы, даже при условии, что костные останки хорошо обработаны, а пулевое отверстие в лобной кости черепа способно произвести сильнейшее впечатление на участников судебного разбирательства (особенно с участием присяжных заседателей). Череп — не предмет, и использование его в суде решительно противоречит элементарным нормам этики, не говоря уж о религиозных чувствах верующих.

Не могут быть приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств объекты материального мира, сущность которых недоступна для восприятия обычными органами чувств и обыденным сознанием участников процесса. Нельзя, например, извлечь пользу из осмотра в судебном заседании изъятых с места происшествия микрочастиц, требующих для восприятия глазом применения сложной оптической техники, пользоваться которой умеют далеко не все судьи и присяжные заседатели. В подобной ситуации им может показаться, что их намеренно вводят в заблуждение.

Могут быть приобщены в качестве вещественных доказательств и сыграть важную практическую роль в установлении истины по делу громоздкие предметы, например автомашина, служившая орудием убийства путем наезда, или самолет, подвергавшийся захвату террористами и штурму спецподразделениями органов охраны правопорядка. Закон (часть вторая статьи 284 УПК) предусматривает возможность исследования таких источников доказательств не только следователем, но и всем составом суда по месту нахождения вещественного доказательства. Упущение, промедление, непринятие мер к приобщению подобных объектов к уголовному делу и к обеспечению их сохранности способны завести в тупик и расследование, и судебное разбирательство уголовного дела.

7. Судьба вещественных доказательств разрешается одновременно с окончательным разрешением уголовного дела, после чего прекращаются все уголовно-процессуальные правоотношения.

8. Орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации и передаются в соответствующие учреждения. Эта уголовно-процессуальная мера, получившая название специальной конфискации, представляет собой «разоружение» лица, совершившего преступление.

9. Специальная (уголовно-процессуальная) конфискация орудий преступления, имеющих имущественную ценность, допустима только на основании судебного решения даже в тех случаях, когда производство по уголовному делу закончилось его прекращением по нереабилитирующему основанию в стадии предварительного расследования: никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (статья 35 Конституции РФ).

10. Предметы, запрещенные к обращению, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются. Их судьба не зависит ни от формы окончания уголовного процесса, ни от оснований прекращения уголовного дела, ни от того, привлекался ли владелец этих вещей к уголовной ответственности или не привлекался. При наличии у вещи розничной цены добросовестному владельцу предусматривается выплата компенсации, если, конечно, вещь не служила орудием преступления.

11. По смыслу пунктов 4 и 4.1 части третьей комментируемой статьи вещественные доказательства, имеющие имущественную ценность, должны быть прежде всего употреблены на возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, путем их возвращения в натуре потерпевшему, а оставшиеся, если они обладают признаками, указанными в пунктах «а», «б» и «в» части первой статьи 104.1 УК (см. пункт 10 комментария к статье 73 УПК), подлежат безвозмездному обращению в доход государства, т.е. конфискации.

12. В настоящее время правительственными актами решаются лишь технические вопросы реализации конфискованного имущества и зачисления вырученных средств в бюджет (см.: Постановление Правительства РФ от 19 апреля 2002 г. N 260 «О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства» // Российская газета. 2002. 24 апр.).

13. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (часть третья статьи 35 Конституции РФ). Поэтому как конфискация ценных вещественных доказательств, так и обращение их в возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, с передачей в натуре другому лицу могут производиться только на основании судебного решения (приговора). При прекращении уголовного дела имущество, являющееся вещественным доказательством, может быть возвращено лишь тому лицу, у которого оно изъято.

14. Имущественные отношения являются основным объектом гражданско-правового регулирования. Соответственно данному обстоятельству в порядке гражданского судопроизводства разрешаются не только споры о принадлежности вещественных доказательств, имеющих имущественную ценность (пункт 6 части третьей комментируемой статьи), но и все другие споры, связанные с их возмездным хранением, в том числе о взыскании хранителем соответствующего вознаграждения (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. по иску ООО «Восточная Стивидорная компания» к Минфину России на сумму 3773978 руб. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 4. С. 12 — 14).

1. Вещественными доказательствами признаются любые предметы:
1) которые служили орудиями, оборудованием или иными средствами совершения преступления или сохранили на себе следы преступления;
2) на которые были направлены преступные действия;
2.1) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления ;
3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела.

2. Предметы, указанные в части первой настоящей статьи, осматриваются, признаются вещественными доказательствами и приобщаются к уголовному делу, о чем выносится соответствующее постановление. Порядок хранения вещественных доказательств устанавливается настоящей статьей и статьей 82 настоящего Кодекса.

3. При вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. При этом:
1) орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации, или передаются в соответствующие учреждения, или уничтожаются;
2) предметы, запрещенные к обращению, подлежат передаче в соответствующие учреждения или уничтожаются;
2.1) изъятые из незаконного оборота товары легкой промышленности, перечень которых устанавливается Правительством Российской Федерации, подлежат уничтожению в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;
3) предметы, не представляющие ценности и не истребованные стороной, подлежат уничтожению, а в случае ходатайства заинтересованных лиц или учреждений могут быть переданы им;
4) деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу ;
4.1) деньги, ценности и иное имущество, указанные в пунктах "а"-"в" части первой статьи 104.1 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежат конфискации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 4 настоящей части ;
5) документы, являющиеся вещественными доказательствами, остаются при уголовном деле в течение всего срока хранения последнего либо передаются заинтересованным лицам по их ходатайству;
6) остальные предметы передаются законным владельцам, а при неустановлении последних переходят в собственность государства. Споры о принадлежности вещественных доказательств разрешаются в порядке гражданского судопроизводства.

4. Изъятые в ходе досудебного производства, но не признанные вещественными доказательствами предметы, включая электронные носители информации, и документы подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты, с учетом требований статьи 6.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к статье 81 УПК РФ

1. Закон дает открытый перечень предметов, которые в зависимости от конкретных обстоятельств дела могут быть признаны вещественными доказательствами.

Выделяя предметы, которые служили орудиями преступления, сохранили на себе следы преступления (п. 1 ч. 1), а также те, на которые были направлены преступные действия (п. 2 ч. 1), закон относит к вещественным доказательствам и иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела (п. 3 ч. 1).

2. Решение вопроса о признании предмета вещественным доказательством зависит от круга выдвинутых версий и может изменяться в процессе производства по делу. Однако предметы, указанные в п. 1 ч. 1 и п. 2 ч. 1, во всех случаях являются относящимися к делу (т.е. обладают свойством относимости) и подлежат процессуальному оформлению в качестве вещественных доказательств.

3. Предмет может быть признан вещественным доказательством лишь при условии, что имеются процессуальные документы (протоколы следственных и судебных действий), фиксирующие его признаки, а также обстоятельства его обнаружения и хранения. При этом если во время повторного осмотра или экспертного исследования выявлены иные признаки предметов — вещественных доказательств, то отступления от требований закона, касающихся фиксации обстоятельств их обнаружения и хранения, лишают их свойства допустимости, и они теряют статус доказательств.

4. Решение вопроса об относимости вещественного доказательства, а в ряде случаев и о его достоверности очень часто невозможно без проведения экспертиз. Заключение эксперта подтверждает или опровергает наличие связи между признаками предмета, являющегося вещественным доказательством, и обстоятельствами, подлежащими доказыванию.

5. В протоколе процессуального действия, при производстве которого был обнаружен предмет, предположительно являющийся вещественным доказательством, должен быть зафиксирован факт его изъятия, а в протоколе осмотра — максимально полно описаны его признаки (см. комментарий к ст. ст. 176, 177 УПК). Решение о признании предмета вещественным доказательством оформляется постановлением судьи, прокурора, следователя, дознавателя о приобщении его к материалам дела.

6. Федеральный закон от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ существенно улучшил редакцию п. 2.1 ч. 1 ст. 81. Прежняя формулировка этой нормы закона относила к вещественным доказательствам деньги, ценности и иное имущество, не только полученные в результате преступных действий, но и "нажитые преступным путем". Оставалось неясным, как можно нажить то или иное имущество преступным путем, не совершая при этом каких-либо преступных деяний. Поскольку вещественное доказательство, как и любое другое, должно обладать свойством относимости, т.е. содержать в себе информацию, способную пролить свет на подлежащие установлению факты (событие преступления, лицо, виновное в его совершении, и т.п.), то указание на "преступный путь", которым было нажито имущество, являлось избыточным. Кроме того, оно создавало опасность расширения основания уголовной ответственности за счет неопределенности самого понятия "преступный путь".

Новая формулировка п. 2.1 ч. 1 ст. 81 относит к вещественным доказательствам лишь то имущество, которое получено в результате совершения преступления.

7. Закон детально регламентирует решение вопроса о вещественных доказательствах при вынесении приговора, а также определения или постановления о прекращении уголовного дела. В то же время существуют альтернативы, дающие возможность учитывать лицу (органу), принимающему решение, как особенности самого предмета — вещественного доказательства, так и обстоятельства конкретного преступления. Так, применительно к орудиям преступления и предметам, запрещенным к обращению, может быть принято либо решение об их передаче в соответствующие учреждения, либо решение об их уничтожении.

8. На решение вопроса о судьбе вещественных доказательств могут повлиять не только участники процесса, но и иные заинтересованные лица или учреждения (п. 3 ч. 3 ст. 81). Однако в любом случае деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения преступления, и доходы от этого имущества подлежат возвращению законному владельцу (если таковой имеется) и не могут быть конфискованы (п. п. 4, 4.1 ч. 3 ст. 81).

9. Решение об обращении в доход государства изъятых в процессе производства по делу денег и ценностей возможно лишь при условии установления приговором суда того факта, что они нажиты преступным путем.

10. Если между различными лицами (учреждениями) возник спор о том, кто из них является законным владельцем предмета — вещественного доказательства, подпадающего под признаки п. 6 ч. 3 ст. 81, то в приговоре (постановлении или определении о прекращении дела) должно быть указано, что заинтересованным лицам (учреждениям) разъяснено их право обратиться в суд с соответствующим иском в порядке гражданского судопроизводства.

11. Из ч. 4 ст. 81 следует, что при вынесении приговора или определения (постановления) о прекращении дела оценивается доказательственное значение предметов, изъятых в ходе досудебного производства, с точки зрения их относимости и допустимости. Предметы, не обладающие этими свойствами, исключаются из числа доказательств и подлежат возврату лицам, у которых они были изъяты. При этом не имеют значения стоимостные и иные характеристики этих предметов.

Другой комментарий к статье 81 Уголовно-процессуального Кодекса РФ

1. Предметы, которые служили орудиями преступления, — это любые материальные объекты, специально предназначенные, изготовленные или приспособленные либо найденные на месте, которые были использованы для подготовки или совершения преступления, а равно для сокрытия его следов. Орудиями преступления являются, например, пистолет, из которого произведен выстрел с целью убийства, любой рычаг, применявшийся для вскрытия помещения с целью кражи, вещь, переданная в виде взятки, фальшивый документ, при помощи которого было совершено и скрыто похищение чужого имущества, и т.д. В судебной, следственной и прокурорской практике наблюдается устойчивая тенденция, когда орудиями преступления признаются автомашины, мотоциклы и иные транспортные средства, принадлежащие лицам, привлеченным к уголовной ответственности. В период действия УПК РСФСР 1960 г. эта практика основывалась на Постановлении Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 августа 1961 г. "О применении пункта 1 статьи 86 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в части признания орудиями преступления автомашин, мотоциклов и иных транспортных средств, принадлежащих лицам, совершившим хищение с использованием указанных средств" (Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1961. N 31. Ст. 427) и расширительном толковании его положений в высших судебных инстанциях, благодаря чему они применялись по уголовным делам о преступлениях не только против собственности, но и против личности. Согласно пункту 5 статьи 2 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" названное Постановление утратило силу. Между тем действительность такова, что нашпигованный вооруженными людьми мощный автомобиль-внедорожник, как и боевое огнестрельное оружие, все чаще и чаще становится обычным средством совершения дерзких, тщательно спланированных, профессионально организованных преступлений, в частности актов терроризма, бандитских налетов, заказных убийств, разбойных нападений, изнасилований, похищений людей и т.п. По своей роли в современной преступной деятельности он (автомобиль) стал еще ближе к содержанию понятия "орудие", которое по его словарному определению означает техническое приспособление, при помощи которого производится какое-нибудь действие. Поэтому вопрос об изъятии транспортных средств — орудий преступления и о приобщении их к уголовному делу в качестве вещественных доказательств не утратил своей высокой актуальности.

2. Предметы, которые сохранили на себе следы преступления, — это материальные объекты, отразившие на себе воздействие события преступления, например следы рук, транспорта, орудий взлома. С помощью следов предоставляется возможность идентифицировать предметы, их оставившие.

3. Предметы, на которые были направлены преступные действия, — это непосредственные объекты преступного посягательства, например похищенная вещь, угнанный или взорванный автомобиль и т.д.

4. Содержание понятия "деньги, ценности и иное имущество, полученное в результате совершения преступления" (пункт 4 части третьей комментируемой статьи) детально раскрывается в пункте 10 комментария к статье 73 УПК, определяющей предмет доказывания по уголовным делам.

5. Перечень предметов, которые могут служить вещественными доказательствами, является примерным, законодатель разрешает относить к вещественным доказательствам и иные предметы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств дела. К числу иных предметов — вещественных доказательств можно, в частности, отнести "продукты" преступной деятельности: оружие, изготовленное для незаконного ношения или хранения; фальсифицированные товары; вещи, забытые или брошенные на месте происшествия (если они не относятся к орудиям преступления или предметам преступного посягательства).

6. Вещественными доказательствами могут служить лишь такие предметы, смысл и назначение которых доступны обыденному восприятию, которые можно использовать в доказывании в судебном заседании, т.е. на публике, передавая из рук в руки (стороны вправе осматривать их).

Не может быть приобщено в качестве вещественного доказательства по уголовному делу одушевленное существо, например похищенное и обнаруженное животное, потому что животное — не предмет. Оно не может подвергнуться исследованию судом и сторонами в зале судебного заседания, хотя и обладает признаками объекта преступного посягательства.

Не может быть приобщен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства череп убитого, извлеченный из захоронения в результате эксгумации трупа для производства судебно-медицинской и баллистической экспертизы, даже при условии, что костные останки хорошо обработаны, а пулевое отверстие в лобной кости черепа способно произвести сильнейшее впечатление на участников судебного разбирательства (особенно с участием присяжных заседателей). Череп — не предмет, и использование его в суде решительно противоречит элементарным нормам этики, не говоря уж о религиозных чувствах верующих.

Не могут быть приобщены к уголовному делу в качестве вещественных доказательств объекты материального мира, сущность которых недоступна для восприятия обычными органами чувств и обыденным сознанием участников процесса. Нельзя, например, извлечь пользу из осмотра в судебном заседании изъятых с места происшествия микрочастиц, требующих для восприятия глазом применения сложной оптической техники, пользоваться которой умеют далеко не все судьи и присяжные заседатели. В подобной ситуации им может показаться, что их намеренно вводят в заблуждение.

Могут быть приобщены в качестве вещественных доказательств и сыграть важную практическую роль в установлении истины по делу громоздкие предметы, например автомашина, служившая орудием убийства путем наезда, или самолет, подвергавшийся захвату террористами и штурму спецподразделениями органов охраны правопорядка. Закон (часть вторая статьи 284 УПК) предусматривает возможность исследования таких источников доказательств не только следователем, но и всем составом суда по месту нахождения вещественного доказательства. Упущение, промедление, непринятие мер к приобщению подобных объектов к уголовному делу и к обеспечению их сохранности способны завести в тупик и расследование, и судебное разбирательство уголовного дела.

7. Судьба вещественных доказательств разрешается одновременно с окончательным разрешением уголовного дела, после чего прекращаются все уголовно-процессуальные правоотношения.

8. Орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, подлежат конфискации и передаются в соответствующие учреждения. Эта уголовно-процессуальная мера, получившая название специальной конфискации, представляет собой "разоружение" лица, совершившего преступление.

9. Специальная (уголовно-процессуальная) конфискация орудий преступления, имеющих имущественную ценность, допустима только на основании судебного решения даже в тех случаях, когда производство по уголовному делу закончилось его прекращением по нереабилитирующему основанию в стадии предварительного расследования: никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (статья 35 Конституции РФ).

10. Предметы, запрещенные к обращению, передаются в соответствующие учреждения или уничтожаются. Их судьба не зависит ни от формы окончания уголовного процесса, ни от оснований прекращения уголовного дела, ни от того, привлекался ли владелец этих вещей к уголовной ответственности или не привлекался. При наличии у вещи розничной цены добросовестному владельцу предусматривается выплата компенсации, если, конечно, вещь не служила орудием преступления.

11. По смыслу пунктов 4 и 4.1 части третьей комментируемой статьи вещественные доказательства, имеющие имущественную ценность, должны быть прежде всего употреблены на возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, путем их возвращения в натуре потерпевшему, а оставшиеся, если они обладают признаками, указанными в пунктах "а", "б" и "в" части первой статьи 104.1 УК (см. пункт 10 комментария к статье 73 УПК), подлежат безвозмездному обращению в доход государства, т.е. конфискации.

12. В настоящее время правительственными актами решаются лишь технические вопросы реализации конфискованного имущества и зачисления вырученных средств в бюджет (см.: Постановление Правительства РФ от 19 апреля 2002 г. N 260 "О реализации арестованного, конфискованного и иного имущества, обращенного в собственность государства" // Российская газета. 2002. 24 апр.).

13. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (часть третья статьи 35 Конституции РФ). Поэтому как конфискация ценных вещественных доказательств, так и обращение их в возмещение материального ущерба, причиненного преступлением, с передачей в натуре другому лицу могут производиться только на основании судебного решения (приговора). При прекращении уголовного дела имущество, являющееся вещественным доказательством, может быть возвращено лишь тому лицу, у которого оно изъято.

14. Имущественные отношения являются основным объектом гражданско-правового регулирования. Соответственно данному обстоятельству в порядке гражданского судопроизводства разрешаются не только споры о принадлежности вещественных доказательств, имеющих имущественную ценность (пункт 6 части третьей комментируемой статьи), но и все другие споры, связанные с их возмездным хранением, в том числе о взыскании хранителем соответствующего вознаграждения (см.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июля 2009 г. по иску ООО "Восточная Стивидорная компания" к Минфину России на сумму 3773978 руб. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 4. С. 12 — 14).

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 2 =