Арест на сделки с недвижимостью

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 2 ноября 2016 г. № 306-ЭС16-4741.
Требования заявителя: Признать действительным соглашение об отступном, в качестве которого выступает арестованное имущество.
Суд решил: Заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, является правомерным. Нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической передаче его в собственность другого лица.

Арест на сделки с недвижимостьюНаложение ареста на имущество должника предполагает запрет на распоряжение им, а в некоторых случаях – ограничение права пользования имуществом или даже его изъятие (ч. 4 ст. 80 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, передача такого имущества по какой-либо сделке будет незаконной. Но является ли неправомерным само заключение подобной сделки? Свою позицию по этому вопросу недавно обозначил ВС РФ (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 2 ноября 2016 г. № 306-ЭС16-4741, обзор судебной практики № 4 (2016), утвержденный Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 г.). Рассмотрим, к какому выводу пришел Суд.

Фабула дела

26 января 2006 года банк "А" и ООО "Р" заключили договор об открытии кредитной линии, в рамках которого последнему были предоставлены средства в размере 20 млн руб. под 19% годовых на три года. Кредит был обеспечен залогом имущества третьих лиц, в том числе недвижимости, принадлежащей на праве собственности благотворительному фонду "Т" (далее – Фонд), а именно: базы отдыха и земельного участка, на котором она расположена (договор ипотеки был оформлен 9 февраля 2006 года).

По истечении срока, на который заемщику были предоставлены средства, банк обратился в суд с требованием о взыскании задолженности по кредиту. В ходе искового производства суд принял обеспечительные меры – наложил арест на принадлежащее Фонду недвижимое имущество, запись об этом была внесена в ЕГРП 29 сентября 2009 года. Иск банка был удовлетворен частично, а в удовлетворении требования об обращении взыскания на имущество Фонда отказано (решение Ленинского районного суда Ульяновской области от 28 декабря 2009 г. по делу № 2-4677/09).

23 августа 2010 года банк уступил право требования по кредитному договору и права залогодержателя по договору ипотеки ООО "Б" (далее – Общество), а 3 ноября 2011 года Общество и Фонд заключили договор об отступном, предусматривающий обязанность Фонда предоставить базу отдыха и земельный участок в целях полного прекращения обязательств ООО "Р" по кредитному договору. Все споры, вытекающие из соглашения об отступном, стороны договорились решать в конкретном третейском суде. В него и обратился Фонд с требованием признать данное соглашение недействительной (ничтожной) сделкой на том основании, что предметом договора является залоговое недвижимое имущество, которое на момент его заключения было ограничено в обороте с связи с наложением ареста.

Для составления искового заявления об освобождении имущества от ареста воспользуйтесь
"Конструктором правовых документов" интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Третейский суд не удовлетворил требование Фонда, указав, в частности, что арест на имущество был наложен в рамках дела, решение по которому принято и вступило в законную силу. А следовательно с момента вступления в силу данного судебного решения, то есть с 9 марта 2010 года, отпала необходимость в применении ареста как обеспечительной меры, тогда как соглашение об отступном было заключено позднее. Кроме того, он отметил, что все условия договора об отступном были согласованы сторонами, поэтому требование о признании его ничтожной сделкой является злоупотреблением правом со стороны Фонда (решение Постоянно действующего третейского суда "Право" от 15 января 2015 г. по делу № ТСП-1365-14).

Однако арбитражный суд, в который Фонд обратился с требованием отменить решение третейского суда, пришел к другому выводу. Он отметил, что вопрос об отмене обеспечения иска решается только в судебном заседании с вызовом лиц, участвующих в деле (п. 2 ст. 144 ГПК РФ), и не имеет значения тот факт, что производство по делу уже прекращено и вынесено итоговое решение. Также суд подчеркнул, что имеющиеся в деле выписки из ЕГРП подтверждают наличие в реестре сведений о наложении ареста, информация же о его снятии в ЕГРП не вносилась.

Таким образом, по мнению суда, договор об отступном, заключенный в отношении имущества, которое ограничено в обороте на основании прямого законодательного запрета на распоряжение арестованным имуществом, является ничтожной сделкой по смыслу ст. 168 ГК РФ [в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года – Ред.]. Кроме того, суд указал, что поскольку ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой в судебном порядке (п. 1 ст. 166 ГК РФ), недействительной является и третейская оговорка, закрепленная в одном из пунктов договора об отступном.

Недействительность третейского соглашения, в свою очередь, является основанием для отмены решения третейского суда (п. 2 ч. 3 ст. 233 АПК РФ), заключил суд (определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 20 ноября 2015 г. по делу № А65-19616/2015). К аналогичным выводам пришел и суд кассационной инстанции, оставив без изменения данное определение (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 5 февраля 2016 г. № Ф06-5403/15 по делу № А65-19616/2015).

Позиция ВС РФ

ВС РФ, в который Общество обратилось с заявлением об отмене указанных судебных решений, встал на сторону заявителя. Он подтвердил, что при наложении ареста должник действительно в обязательном порядке лишается права распоряжения арестованным имуществом. Однако заключение сделок с таким имуществом не относится к юридически значимым действиям по распоряжению им в отсутствие акта передачи имущества, поэтому не может быть запрещено, указал Суд.

Следовательно, заключение договора об отступном в отношении имущества, на которое наложен арест, правомерно, нелегитимными могут быть признаны только действия по фактической его передаче в собственность другого лица. В связи с этим Суд удовлетворил требования заявителя и отменил решения нижестоящих судов (Определение СК по экономическим спорам ВС РФ от 2 ноября 2016 г. № 306-ЭС16-4741).

Кстати, ВС РФ обратил внимание на то, что на момент заключения договора об отступном – 3 ноября 2011 года – Фонд был вправе не только заключать сделки, но и распоряжаться своим имуществом. Основанием для такого вывода Суда стало то, что, как уже было указано выше, иск в части требования о наложении взыскания на недвижимость удовлетворен не был, а в случае отказа в иске принятые меры по его обеспечению сохраняются до вступления в законную силу решения суда (п. 3 ст. 144 ГПК РФ). Значит, уже с 9 марта 2010 года имущество было свободно от ограничений, связанных с наложением ареста.

Кроме того, Суд подчеркнул, что даже если бы выводы суда о недействительности сделки были верными, сам по себе факт недействительности договора, содержащего третейскую оговорку, не влечет автоматического признания недействительной этой оговорки. В силу того, что третейское соглашение определяет не гражданские права и обязанности сторон, а способ, форму и процедуру разрешения возможных споров, оно должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора (п. 1 ст. 17 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"). Получается, что нижестоящие суды изначально ошиблись в выборе основания для отмены решения третейского суда.

Нередко ответчики, опасаясь обращения взыскания на принадлежащее им недвижимое имущество на основании решения суда, стараются такое имущество сбыть с рук, передав третьим лицам. Но истец может обезопасить себя от неисполнения судебного акта, заявив о необходимости применения обеспечительных мер — ареста спорного имущества или запрета на регистрацию сделок с ним. Правда, вероятность вывода актива недобросовестным ответчиком придется подтвердить документально.

У истцов по делам, связанным с недвижимостью, нередко возникают опасения, что даже разрешение спора в их пользу в суде не повлечет фактического восстановления нарушенных прав. Дело в том, что недвижимость, являющуюся предметом иска, до разрешения дела по существу ответчик может передать третьему лицу в собственность. В такой ситуации исполнить решение об истребовании этого имущества от ответчика уже будет невозможно.

Еще одна классическая проб­лемная ситуация может возникнуть при предъявлении денежного требования к ответчику, владеющему недвижимостью и не имеющему иных ценных активов. Если при исполнении решения суда о взыс­кании денег судебный пристав установит, что средств на счетах должника недостаточно, взыскание может быть обращено на иное имеющееся у последнего имущество. Чтобы не допустить обращения взыскания на такую недвижимость в исполнительном производстве, ответчик может передать эту недвижимость в собственность другого лица.

Рассматривая возможности противодействия подобному поведению ответчика, истцы обращаются к регламентированному процессуальным законодательством институту обеспечительных мер.

Обеспечительные меры возможны на любой стадии судебного процесса

По заявлению лица, участвующего в деле, арбитражный суд может принять обеспечительные меры — срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущест­венных интересов заявителя. Закон выделяет три группы обеспечительных мер в зависимости от процессуальной стадии, на которой они могут быть применены:

  • предварительные обеспечительные меры;
  • меры по обеспечению иска;
  • меры по обеспечению исполнения судебных актов.

Конечная цель таких мер на любом этапе рассмотрения дела заключается в воспрепятствовании совершению ответчиком действий, направленных на уход от гражданско-правовой ответственности, например, отчуждению интересующего истца имущества.

Как разъяснено в абз. 5 п. 10 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (далее — постановление № 55), истребуемая заявителем конкретная обеспечительная мера должна быть связана с предметом заявленного требования, соразмерна ему, необходима и достаточна для обеспечения фактической реализации целей обеспечительных мер.

Открытый перечень обес­печительных мер, которые может применить арбитражный суд, установлен в законе (ст. 91 АПК РФ). В спорах по поводу недвижимости чаще всего применяются арест имущества и запрет на совершение регист­рационных действий с объектом недвижимого имущества.

Основным отличием арес­та от запрета является то, что арест адресуется правообладателю и представляет собой запрещение распоряжения имуществом, в то время как запрет регистрации сделок адресован непосредственно регистрирующему органу. Также помимо запрета на отчуждение имущества арест может включать и ограничения права поль­зования арестованным имущест­вом.

Учитывая безотлагательный характер обеспечительных мер, законодатель предусмот­рел, что определение арбитражного суда об обеспечении иска приводится в исполнение немедленно в порядке, установленном для исполнения судебных актов арбитражного суда (ч. 1 ст. 96 АПК РФ).

По общему правилу наложение ареста на имущество производится судебным приставом — исполнителем с обязательным участием понятых и составлением соответствующего акта. Впоследствии соответствующий акт направляется в регистрирующий орган (ч. 5 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Однако действующее законодательство, регулирующее государственную регистрацию прав на недвижимость, предусматривает возможность обращения заинтересованного лица непосредственно в регистрирующий орган, минуя подведомственные судебным приставам процедуры. Так, согласно п. 3 ст. 28 Федерального закона от 21.07.97 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» основанием для государственной регистрации ограничения права является копия решения (определения, постановления) о наложении ареста на недвижимое имущество. При этом закон обязывает судебные органы направлять в регистрирующий орган копии соответствующих судебных актов в трехдневный срок после их вступления в законную силу.

Таким образом, исполнение определения о наложении арес­та на недвижимость возможно как при помощи службы судебных приставов — исполнителей, так и непосредственно регистрирующим органом. Однако с определением суда о наложении ареста мы все же рекомендуем обращаться непосредственно в регистрирующий орган. Это позволит достичь нужного результата — внесения записи об аресте в ЕГРП — за меньшее время по сравнению с прохождением процедур, осуществляемых судебными приставами.

Государственная регистрация ареста как публичного ограничения права производится по облегченным для заявителя процедурам по сравнению с регистрацией иных ограничений (обременений), возникающих из сделок: аренды, ипотеки, доверительного управления.

Сведения об аресте фиксируются в ЕГРП, но при этом для целей государственной регистра­ции арест не приравнивается к обременениям. Для государственной регистрации ареста не требуется заявление правообладателя, а также оплата госпошлины. После регистрации ареста регистрирующий орган в течение пяти рабочих дней обязан уведомить правообладателя о регистрации ограничения его права. Арест не препятствует регистрации соответствующего права ответчика. Если документ о наложении ареста поступит в регистрирующий орган до принятия заявления о регистрации сделки, в регистрации перехода права будет отказано. Если же соответствующее определение поступит после принятия заявления о регистрации сделки, то регистрация приостанавливается до снятия ареста.

Необходимость обеспечительных мер придется обосновать тому, кто требует их применения

Вместе с тем практику применения арбитражными судами обеспечительных мер нельзя назвать тривиальной. Дело в том, что сами формулировки норм АПК РФ подразумевают право, а не обязанность суда принимать указанные меры.

Как разъяснил ВАС РФ, при применении обеспечительных мер арбитражный суд должен исходить из того, что они допускаются на любой стадии процесса при наличии одного из следующих оснований (ч. 2 ст. 90 АПК РФ, п. 9 постановления № 55):

  • если непринятие этих мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, в том числе если исполнение судебного акта предполагается за пределами Российской Федерации;
  • в целях предотвращения причинения значительного ущерба заявителю.

Бремя доказывания наличия оснований для применения обеспечительных мер лежит на лице, которое обращается с заявлением о применении таких мер. Суд признает заявление обоснованным, если будут представлены доказательства наличия хотя бы одного (или двух сразу) из вышеуказанных двух условий. Таким образом, для того чтобы защитить свои имущественные интересы в ходе судебного разбирательства, истцу придется собрать доказательства вероятной недобросовестности ответчика. Но, как показывает практика, сделать это удается далеко не всегда. Даже предоставление встречного обеспечения само по себе не является безус­ловным основанием для применения обеспечительной меры при отсутствии оснований для ее применения, предусмотренных АПК РФ (п. 11 постановления № 55).

По мнению Пленума ВАС РФ, затруднительный характер исполнения судебного акта либо невозможность его исполнения могут быть связаны с отсутствием имущества у должника, действиями, предпринимаемыми для уменьшения объема имущества (п. 9 постановления № 55).

Поскольку арбитражные суды руководствуются прежде всего документальными доказательствами, для заявителя крайне проблематично обос­новать отсутствие у должника иного имущества. Например, информация о наличии средств на банковских счетах ответчика охраняется банковской тайной, а информация о наличии в собственности должника движимого имущества не является публичной и обязательной к раскрытию. В связи с этим в спорах о взыскании денежных средств у истца возникают серьезные сложности с обоснованием необходимости ареста недвижимости.

Если спор возник в отношении прав на конкретную недвижимость, ситуация несколько иная. В этом случае суды могут применить обеспечительные меры, если установят, что необходимость обеспечения иска путем применения указанной меры обусловлена предметом и основанием заявленных требований. Оценивая данные обстоятельства, суды учитывают существующие особенности порядка регистрации и оформления прав на недвижимое имущество. Например, если при смене владельца спорного имущества и государственной регистрации прав на спорные объекты за другим лицом, даже при благоприятном для истца исходе дела, восстановление положения, существовавшего на момент рассмотрения спора, будет затруднено или невозможно. Суды соглашаются, что в таком случае права истца нельзя будет считать восстановленными или обеспеченными защитой. При этом в результате применения обес­печительной меры баланс интересов лиц, участвую­щих в деле, не нарушается, поскольку запрет на совершение регистрационных действий в отношении спорных объектов недвижимости не лишает ответчика возможности владеть и пользоваться ими (постановление ФАС Московского округа от 05.08.2013 по делу № ­А41-30077/11).

Обстоятельствами, которые могут сподвигнуть суд к применению запрета на совершение регистрационных действий, могут быть также действия ответчика, направленные на отчуждение спорной недвижимости. Если в ходе рассмотрения дела ответчик заключает договор, влекущий переход права на спорное имущество к другому лицу, суд может расценить эти действия как направленные на затруднение последующего исполнения судебного акта (постановление ФАС Московского округа от 01.08.2013 по делу № А41-9733/12). Сведения об осуществляемой на основании сделки государственной регистрации включаются в ЕГРП и содержатся в нем до окончания государственной регистрации перехода права. Данная информация отображается в выпис­ке из ЕГРП, которую может получить любое заинтересованное лицо. Поэтому в спорах о правах на недвижимость истцу необходимо до рассмот­рения дела по существу регулярно заказывать и получать выписки из ЕГРП на спорные объекты. Выписка из ЕГРП, содержащая сведения об осуществляемой государственной регистрации перехода права, будет являться надлежащим документальным доказательством недобросовестных действий ответчика.

Арест на заложенное имущество возможен, но маловероятен

Вместе с тем, рассуждая о перспективности и эффективности применения ареста, нельзя не обратить внимания на существование юридических приемов, исключающих саму возможность ареста недвижимости.

Так, например, суды признают незаконным наложение ареста на имущество должника, обремененное залогом в пользу третьих лиц. В марте 2012 г. в силу вступила ч. 3.1 ст. 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ, согласно которой арест заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем в удов­летворении требований, не допускается. Однако суды и ранее обосновывали вывод о незаконности наложения ареста на заложенное имущество по требованиям взыскателей, не являющихся залогодержателями, тем, что это влечет нарушение прав и законных интересов залогодержателя в смысле удовлетворения его требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими взыскателями (Определение ВАС РФ от 23.03.2010 № ВАС-3172/10 по делу № А41-К2-17623/09).

Как следует из п. 9 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24.07.2003 № 72 «Обзор практики принятия арбит­ражными судами мер по обес­печению исков по спорам, связанным с обращением ценных бумаг», наложение ареста на принадлежащее ответчику имущество, заложенное им третьему лицу, неправомерно и не будет обеспечивать исполнение судебного решения. Напротив, подобный арест нарушает права залогодержателя, так как лишает его возможности обратить взыскание на имущество и реализовать их в установленном законом порядке до снятия с них ареста.

При этом, в силу п. 50 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случае наложения арбитражным судом ареста в порядке обеспечения иска на имущество, не являющееся собственностью должника и не принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности не владеющий залогодержатель) вправе обратиться с ходатайством об отмене обес­печительных мер в арбитражный суд, их принявший. Такое ходатайство рассматривается арбитражным судом по существу даже в том случае, если заявитель не является лицом, участвующим в деле, поскольку определение арбитражного суда о принятии обеспечительных мер — это судебный акт о его правах и обязанностях (ст. 42 АПК РФ).

Суды указывают, что запрет на совершение сделок с недвижимостью (что может быть обеспечено запретом на государственную регистрацию перехода права либо сделки в целях недопущения перехода права собственности на имущество либо его обременения в пользу третьих лиц) как часть ареста имущества нарушает права залогодержателя и не допускается законом (постановление ФАС Поволжского округа от 16.10.2012 по делу № А65-225/2012). Заметим, что суды общей юрисдикции более свободно толкуют данную норму. Они рассматривают это положение закона как относящееся исключительно к стадии исполнительного производства. Суды отмечают, что наложение ареста на имущество, являющееся предметом залога, по требованиям взыскателя, не являющегося залогодержателем, в условиях отсутствия исполнительного документа об обращении в его интересах взыскания на заложенное имущество не противоречит требованиям закона и не влечет нарушения прав и законных интересов залогодержателя и должника в рамках исполнения обязательств по договорам залога (апелляционное определение Московского городского суда от 10.07.2013 по делу № 11-18492/13).

Таким образом, наложение ареста на спорную недвижимость может быть действенным правовым инструментом обеспечения интересов истца в арбитражном деле.

Несмотря на обязанность заинтересованного лица представить суду доказательства необходи­мости обеспечительных мер, ошибки при решении таких вопросов не исключены. Потому АПК РФ предусматривает возможность лиц, права и законные интересы которых были нарушены применением обеспечения, потребовать возмещения причиненных им убытков или выплаты компенсации (ст. 98 АПК РФ). Такое требование можно заявить в рамках нового процесса, при этом иск следует подавать в арбит­ражный суд, рассматривавший дело, по которому были применены обеспечительные меры. Обратиться с указанным иском можно после вступления в законную силу судебного акта об отказе в удовлетворении иска, в обес­печение которого были приняты соответствующие меры. При рассмотрении иска о взыскании убытков, причиненных обеспечением по иску, суд не вправе отказать в его удовлетворении только на том основании, что размер убытков невозможно установить с разумной степенью осмотрительности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности (постановление Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11). Но, как и необходимость обес­печения, наличие убытков, причинно-следственной связи между применением обеспечения и их возникновением, а также противоправный характер действий нарушителя (лица, потребовавшего применения обеспечения) ответчику или иному заинтересованному лицу также придется доказывать (определения ВАС РФ от 29.04.2013 № ВАС-5423/13 по делу № ­А71-4736/2012, от 02.07.2012 № ВАС-8265/12 по делу № ­А32-5362/2011, от 10.04.2012 № ВАС-3499/12 по делу № А19-5004/2011), Размер же компенсации определяется судом с учетом обстоятельств дела в пределах от 1000 (для корпоративных споров — от 10 000 руб.) до 1 млн руб.

Правовые основания наложения запрета на сделки с недвижимостью

Порядок совершения сделок с недвижимым имуществом регламентирован ГК РФ, а также нормами закона «О государственной регистрации недвижимости» от 13.07.2015 № 218-ФЗ. Регистрация государственными органами прав на объекты недвижимости осуществляется, в соответствии с п. 3 ст. 1 закона № 218-ФЗ, посредством оформления юридического акта, который не только фиксирует возникновение или прекращение прав собственников, но и подтверждает факт ограничения или обременения их прав.

Запрет на регистрационные действия на недвижимость осуществляется в силу:

  • прямого указания закона (при сервитуте, ипотеке и т. д.);
  • подачи соответствующего заявления собственником;
  • судебного решения;
  • вынесения постановления приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства.

В рамках настоящей статьи рассмотрим порядок наложения запрета на объекты недвижимого имущества, к которым, в соответствии со ст. 130 ГК РФ, относятся:

  • помещения, в том числе жилые и нежилые, а также иные сооружения, которые состоят на государственном кадастровом учете;
  • земельные участки, в том числе участки недр и иные объекты, неразрывно связанные с землей (здания), даже если их строительство не завершено;
  • воздушные суда, подлежащие регистрации;
  • суда морские и внутреннего плавания, в отношении которых законом введена обязательная регистрация;
  • иные объекты, прямо отнесенные законом к недвижимым.

Отметим, что основной особенностью перехода права собственности на такое имущество является необходимость государственной регистрации сделок с ним. Наложение запрета препятствует свободному распоряжению недвижимыми объектами, в том числе регистрации прав новых собственников.

Постановление о запрете регистрационных действий с недвижимостью, определение суда об обеспечении иска

Запрет на совершение сделок с недвижимым имуществом, в том числе в части регистрации, может быть наложен приставом-исполнителем посредством принятия соответствующего постановления о запрете регистрационных действий с недвижимостью. В этом случае судебный пристав действует в интересах взыскателя (кредитора) и, в соответствии со ст. 80 закона «Об исполнительном производстве…» от 02.10.2007 № 229-ФЗ, имеет право наложить арест с целью обеспечения исполнения заявленных требований.

Запрет может быть наложен в силу определения суда об обеспечении иска, предусмотренного гл. 13 ГК РФ. В этом случае определение вступает в силу непосредственно с момента его вынесения. Истцу выдается копия данного документа и исполнительный лист. Обременение и ограничение прав должника в части распоряжения имуществом осуществляется, в соответствии с ч. 6 ст. 36 закона № 229, в день поступления исполнительных документов к судебному приставу.

Таким образом, законодательно закреплены только следующие основания для наложения ареста судебным приставом или судом:

  1. Как мера принудительного исполнения.
  2. Как мера обеспечения. Данный вариант не предполагает принудительного исполнения, а только обеспечивает возможность исполнения судебного решения (например, о взыскании задолженности).

В случае принудительного исполнения приставом может быть наложен арест на имущество с целью продажи его в будущем или передачи взыскателю. Арест и запрет на совершение регистрационных действий в таком случае является гарантией сохранности недвижимости и отсутствия прав третьих лиц на нее в будущем.

Заявление на запрет регистрационных действий

Собственник в силу п. 5 ст. 15 закона «О государственной регистрации…» от 13.07.2015 № 218-ФЗ вправе самостоятельно оформить запрет на регистрационные действия. Основанием для этого может послужить опасность совершения регистрационных действий мошенниками и иными третьими лицами в случае введения владельца в заблуждение или обмана.

Для подачи заявления на запрет регистрационных действий с недвижимостью собственник вправе обратиться в следующие организации:

  • многофункциональный центр (МФЦ);
  • территориальный офис Росреестра.

Для наложения обременения необходимо представить:

  • документы, подтверждающие право собственности на объекты недвижимости, в отношении которых запланировано оформление запрета;
  • документы, удостоверяющие личность заявителя;
  • заявление, составленное в свободной форме, содержащее сведения о заявителе, объекте недвижимости, а также требование о наложении запрета совершения государственными органами регистрационных действий, направленных на переход, ограничение или прекращение права собственности по иным обстоятельствам.

После внесения указанной записи в единый реестр в силу п. 4 ст. 25 закона № 218-ФЗ все заявления о государственной регистрации перехода прав собственности лицом, не являющимся собственником, будут возвращены заявителю. Отметим, что в случае наличия обременения в ЕГРН никто не сможет зарегистрировать сделку с указанным объектом даже при наличии доверенности. Однако данный запрет не распространяется на случаи регистрации перехода или прекращения прав собственности в ином порядке (например, на основании решения суда).

С образцом заявления можно ознакомиться в соответствующей статье.

Правовые последствия нарушения запрета регистрационных действий на недвижимое имущество

В случае совершения регистрационных действий в нарушение установленного запрета к ответственности может быть привлечен регистрирующий орган, с него же в дальнейшем подлежат взысканию причиненные убытки. Сделка с имуществом, в отношении которой в силу закона введен запрет на совершение регистрационных действий, по правилам п. 1 ст. 174.1 ГК РФ является ничтожной и влечет соответствующие последствия для сторон.

Вместе с тем законодатель в п. 2 ст. 174.1 ГК закрепляет законное право неисполнения требований о запрете совершения регистрационных действий, установленных судебным решением, судебным приставом. Данное исключение предусмотрено, если сделки совершаются с целью погашения задолженности перед взыскателем, в том числе при реализации имущества или его передаче должнику. В этом случае предполагается, что приобретатель знал или должен был знать о наличии соответствующего обременения. Если подобная информация приобретателю была неизвестна, он вправе заявить о ничтожности сделки по правилам ст. 168 ГК РФ.

Снятие запрета на регистрационные действия с недвижимостью

Порядок и условия снятия запрета зависят от оснований его наложения. В частности, в случае наложения обременения по инициативе собственника имущества снять его имеет право именно он. В этих целях следует подготовить заявление о снятии запрета на совершение регистрационных действий с недвижимостью.

В результате после снятия ограничений регистрация перехода права собственности и иные сделки по распоряжению недвижимостью будут правомочными.

Заявление следует направлять посредством обращения в МФЦ или территориальное подразделение Росреестра. Порядок снятия запрета в таком случае в целом аналогичен порядку его наложения.

Снятие ареста, предусматривающего наложение обременения в части государственной регистрации сделки и основанного на постановлении судебного пристава, осуществляется непосредственно лицом, вынесшим постановление. Арест, предполагающий наложение обременения, может быть снят в случае удовлетворения требований взыскателя, несоответствия стоимости арестованной недвижимости сумме задолженности или направления должником заявления о замене имущества, на которое наложен арест, иным объектом недвижимости.

В случае наложения ареста на основании определения суда о применении обеспечительных мер снятие запрета осуществляется посредством обращения в суд, вынесший подобное определение. Основанием для отмены обеспечительных мер может являться в том числе отказ в удовлетворении требований истца.

Итак, установление запрета на совершение регистрационных действий с недвижимостью препятствует совершению сделок, направленных на отчуждение имущества в любой форме, в том числе путем продажи, дарения, мены и т. д. Обременение может быть наложено как по заявлению собственника имущества для пресечения действий мошенников, так и на основании соответствующего постановления судебного пристава-исполнителя или органов государственной и муниципальной власти в случае, если такое правомочие прямо предусмотрено законом. Кроме того, запрет на регистрацию сделок с имуществом может быть основан на судебном постановлении — в этом случае снятие осуществляется, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для установления обременения.

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + четыре =