Адвокат г дело преступление

Помимо тех видов правонарушений, которые выделены в гл. 3.1, здесь предлагаю весьма важную, криминалистически значимую классификацию профессиональных адвокатских преступлений. Основанием предлагаемой классификации является вид участия адвоката в совершаемом общественно опасном деянии.

По этому основанию все названные преступления можно разделить на:

1) основные, или собственно адвокатские (преступления адвоката-исполнителя);

2) сопутствующие, или преступления адвоката-соучастника (см. приложение 11).

К первой категории относятся посягательства со стороны адвоката, носящие сугубо профессиональный характер, совершаемые, как правило, лично адвокатом в качестве исполнителя или соисполнителя преступления. Это такие преступления, как мошенничество и подстрекательство к даче взятки (ч. 1 ст. 159, ч. 4 ст. 33 и ч. 1 или 2 ст. 291 УК РФ), когда защитник помимо гонорара требует от клиента дополнительную сумму денег, на, якобы, взятки следователю, прокурору, судье для успешного разрешения дела, а сам эти деньги присваивает (гл. 4.2.11). Это и фальсификация доказательств по уголовному делу защитником (ч. 2 ст. 303 УК РФ), и неуважение к суду (ст. 297 УК РФ), и другие. Во всех этих преступлениях адвокат является:

–– либо прямо указанным специальным субъектом (например, по ч. 2 ст. 303 УК РФ);

–– либо он подпадает под обобщенные признаки специального субъекта преступления (например, ст. 310 УК РФ);

–– либо защитник совершает преступление как общий субъект, но именно в силу использования им самим прав и полномочий, предоставленных законом (например, ст. 306 УК РФ).

Перечень этих преступлений, в целом, довольно ограничен. В УК РФ менее 30 статей содержит составы преступлений, которые могут быть совершены адвокатами в связи с исполнением ими своих полномочий в уголовном процессе.

Совсем другое дело — вторая категория адвокатских преступлений, которые могут быть квалифицированны практически по любому составу преступления, предусмотренного Особенной частью уголовного закона. В этих преступлениях адвокат принимает участие обычно как пособник, а равно как подстрекатель, организатор, а иногда и как соисполнитель (см. виды соучастников ст. 33 УК РФ). Исследование показало, что чаще всего адвокат все-таки становиться пособником таких преступлений (см. гл. 4.3).

Примерами соучастия, т.е. совершения адвокатом сопутствующего преступления, могут быть разнообразные варианты деятельности «вовлеченных» защитников — членов организованных преступных формирований, например банд (ст. 209 УК РФ), преступных сообществ (ст. 210 УК РФ). Здесь адвокаты могут участвовать в подготовке преступлений, например, советовать, как сокрыть следы преступления, добиться отсутствия свидетелей, уничтожить вещественные доказательства и т.д.

Адвокаты часто являются соучастниками в должностных преступлениях, преступлениях против правосудия. Например, адвокат становится посредником в даче взятки знакомому судье (ст. 33 ч. 5 и ч. 1 ст. 291 УК РФ) и т.п.[167]

Деление адвокатских преступлений на основные и сопутствующие имеет важное криминалистическое значение для выявления и расследования этих посягательств. Так, если в действиях защитника по конкретному уголовному делу усматриваются признаки основного преступления (например, фальсификации доказательств — ч. 2 ст. 303 УК РФ), и если при этом известно, что он является близким другом подзащитного и/или является «вовлеченным» адвокатом организованной преступной группировки, членом которой является подозреваемый, обязательному выдвижению и проверке подлежат версии о совершении этим адвокатом сопутствующего преступления. Причем весьма вероятно, что того самого, в котором обвиняется его клиент. Велика вероятность, что адвокат является пособником всех преступлений этой организованной группы.

Далее собираются достаточные данные, дающие основания, в частности, для проведения ОРМ в отношении этого адвоката (ст. 6–7 Закона «Об ОРД»), и запрашивается согласие суда на контроль и запись его телефонных переговоров (ст. 8 и 9 указанного Закона) и т.д., вплоть до возбуждения против него уголовного дела.

Теперь переходим к рассмотрению проблем квалификации и к криминалистической характеристике некоторых конкретных видов преступлений, совершаемых адвокатами.

Основные» адвокатские преступления или преступления

Адвоката-исполнителя

4.2.1. Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования (ст. 294 УК РФ)

Под вмешательством в деятельность суда по осуществлению правосудия понимается воздействие на судью или коллегию судей (в т.ч. и коллегию присяжных заседателей) со стороны физических лиц, не входящих в состав суда, принявшего соответствующее дело к своему рассмотрению или приступившего к его разбирательству.

Объективная сторона данного преступления может выражаться, в какой бы то ни было форме вмешательства в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия, а именно: просьба или требование к судье, присяжному заседателю о решении дела определенным образом, подкрепленные теми или иными обещаниями им каких-то выгод или благ; высказывание угроз; обращение к близким судьи или присяжного заседания с целью воздействия на его мнение при решении дела в интересах обратившегося; дача совета или указания со стороны должностного лица органа государственной власти или местного самоуправления и т.д.[168]

Во всяком случае, независимо от способов вмешательства в осуществление правосудия и конкретной формы воздействия на судью, присяжного заседателя, лицо преследует цель — добиться вынесения по делу угодного ему судебного решения (например, об оправдании подсудимого, применении закона о менее тяжком преступлении, смягчении наказания либо, напротив, о назначении более строгого наказания, об удовлетворении иска либо об отказе в нем и т.п.)[169].

Причем, полагаю, что допускаемый конечный результат воспрепятствования сам по себе может и не выходить за рамки закона. То есть могут быть ситуации, когда уполномоченное должностное лицо действительно вправе принять правовое решение, о котором просит (требует) виновное лицо. Например, адвокат просит судью применить минимальный размер самого мягкого наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ. Однако здесь квалифицирующее значение имеет не только то, о чем просят, а то, что эта просьба (требование) выражается в форме, не предусмотренной уголовно-процессуальным законом.

Поэтому письменные обращения или ходатайства в суд со стороны защитника об условном осуждении, применении наказания, не связанного с лишением свободы, в отношении подзащитного (а также подобные действия в рамках досудебного производства), в т.ч. если они и не обоснованы с точки зрения закона, не могут рассматриваться в качестве вмешательства в деятельность суда по осуществлению правосудия, поскольку такие действия предусмотрены уголовно-процессуальным законом.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Лицо осознает, что вмешивается в деятельность суда и в предварительное расследование, неправомерным путем воздействует на судью, следователя, прокурора, дознавателя, и желает этого. Обязательным и важнейшим признаком субъективной стороны является специальная цель виновного — воспрепятствование осуществлению правосудия при рассмотрении дела (ч. 1) или воспрепятствование всестороннему, полному и объективному расследованию дела (ч. 2). То есть субъект вмешательства должен не только желать вынесения нужного ему решения, но и осознавать, что своим воздействием он препятствует нормальной деятельности суда, прокурора и органов предварительного расследования.

По одному из изученных материалов дисциплинарного производства адвокат приехал в районный центр с целью защиты подсудимого, обвиняемого в краже. Встретив судью в местном ресторане, адвокат начал уговаривать его применить к его подзащитному условную меру наказания. Заказал коньяк, пытался угостить судью, намекал на «вечную благодарность» и т.д. Судья отверг все просьбы и официально сообщил о случившемся прокурору района и в президиум коллегии адвокатов.

Высшая квалификационная коллегия судей РФ прекратила полномочия одного из судей, который в обеденный перерыв по приглашению защитника подсудимого пошел в ресторан, а затем с этим же адвокатом оказался в квартире лиц, очень близких к подсудимому, где был уже накрыт стол, и все было готово к приему судьи[170].

Формы неправомерного вмешательства в деятельность суда, прокурора, следователя или лица производящего дознание могут быть самыми разнообразными. Так, следователи часто сталкиваются с фактами прямого шантажа: защитник целенаправленно собирает информацию, компрометирующую следователя, например, сведения, составляющие его личную или семейную тайну[171]. Затем адвокат предъявляет полученное «досье» следователю и требует освободить из-под стражи его подзащитного, а затем и прекратить дело, под угрозой разглашения полученных материалов и т.д. В действиях недобросовестного адвоката усматриваются признаки совокупности преступлений, в т.ч. предусмотренного ст. 137 УК РФ — нарушение неприкосновенности частной жизни.

Следователю (прокурору, судье и др.) необходимо принять все возможные меры, чтобы уже на ранних этапах сбора против себя такой информации выявить эти действия и быть готовым к «главному разговору», где и будут предъявлены требования. Желательно, чтобы содержание такого разговора было зафиксировано с помощью технических средств в соответствии с действующим законодательством, иначе в дальнейшем доказать незаконное вмешательство будет очень сложно[172].

Большинство способов данного преступления относятся к тайным, направлены против судьи (субъекта расследования) или против процесса расследования или судебного рассмотрения, совершаются чаще «вовлеченными» адвокатами, адвокатами, имеющими специальный опыт работы. От способности и возможности такого адвоката зависит уровень «изощренности» тактических средств, с помощью которых он воздействует на следователя (судью) и влияет на содержание собираемой им информации и т.д.

На мой взгляд, способом вмешательства в деятельность суда, а так же лиц, перечисленных в ч. 2 ст. 294 УК РФ, будет хищение документов из уголовного дела, хищение всех материалов дела.

Так, по одному из расследованных уголовных дел о должностном злоупотреблении адвокат во время ознакомления с материалами дела в порядке ст. 201 УПК РСФСР вырвал и похитил из подшитого тома основное вещественное доказательство стороны обвинения — письмо на имя руководителя предприятия с собственноручной его резолюцией о предоставлении необоснованных льгот заявителю.

В различных регионах России нередки случаи, когда отдельные уголовные дела и даже десятки дел похищаются преступниками из зданий прокуратур, судов, следственных подразделений, а также из квартир соответствующих должностных лиц. Преступники умело используют ситуацию, когда уголовные дела хранятся ненадлежащим образом, проявляя беспечность, следователи и судьи уносят дела домой для работы над ними, что чаще всего является вынужденной мерой. Замысел преступников прост и ясен: зачем им затрачивать огромные средства на оплату труда адвокатов, когда следует более радикальный, безопасный и дешевый путь избежать карающего меча Фемиды — похитить уголовное дело из незащищенного помещения суда. В случае же раскрытия такого преступления мера наказания просто смехотворна»[173].

Действительно, уголовная ответственность за хищение уголовного дела или документов из него наступает по специальной по отношению к краже (ст. 158 УК РФ — максимальная санкция до 10 лет лишения свободы со штрафом) норме (ч. 1 ст. 325 УК РФ — максимальная санкция 1 год лишения свободы) и по совокупности за вмешательство в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия (ч. 1 ст. 294 УК РФ — 2 года лишения свободы).

«Так, в феврале 1998 г. из районного суда г. Ярославля было похищено 78 уголовных дел, назначенных к слушанию, по которым содержались под стражей более 50 подсудимых; через несколько месяцев были похищены дела из другого районного суда»[174]. Следует согласиться с С. Лобановым, что пора повысить размеры максимального наказания за эти преступления.

Очевидно, что защитник по уголовному делу только в самых редких случаях позволит себе быть непосредственным исполнителем столь дерзкого преступления. Но соучастие недобросовестного адвоката в его совершении весьма вероятно. Так, «вовлеченный» адвокат может заранее, участвуя в следственных действиях, заметить, куда и как прячет дело следователь (судья), как организована охрана помещения и, затем, передать эти сведения своим сообщникам — членам ОПГ, т.е. становится соучастником, в форме пособника, в сопутствующем преступлении.

Воспрепятствование является оконченным с момента совершения соответствующего действия, вне зависимости от того, добился ли защитник поставленной цели.

Подобные преступления со стороны адвоката, кроме ч. 1 или 2 ст. 294 УК РФ, часто подпадают под признаки совокупности с преступлениями, предусмотренными ч. 4 ст. 33 и 299–301, а так же ч. 4 ст. 33 и 305 УК РФ, часто совершаются в совокупности с другими посягательствами: ст. 296, 297, 298, 137, 319 УК РФ и др.

которые специализируются исключительно на защите от обвинения в преступлениях в сфере экономической деятельности!
По каждому делу проводим независимое адвокатское расследование!

Адвокат г дело преступление

Адвокат г дело преступление

Адвокат г дело преступление

Адвокат г дело преступление

Корейво

Бывший государственный обвинитель от прокуратуры РФ

Свиридов

Специалист по экономическим спорам

Очиров

Адвокат, бывший следователь ГСУ ГУ МВД России по г. Москве. Регистрационный номер 77/14306 в реестре адвокатов г. Москвы

Гавриленко

Эксперт по налоговым преступлениям, бывший сотрудник прокуратуры РФ

Адвокат г дело преступление Адвокат г дело преступление Адвокат г дело преступление Адвокат г дело преступление Адвокат г дело преступление

Корейво

Бывший государственный обвинитель от прокуратуры РФ

Свиридов

Специалист по экономическим спорам

Очиров

Адвокат, бывший следователь ГСУ ГУ МВД России по г. Москве.Регистрационный номер 77/14306 в реестре адвокатов г. Москвы

Гавриленко

Эксперт по налоговым преступлениям, бывший сотрудник прокуратуры РФ

Что может случится, если делом занимается адвокат,
который не специализируется на экономических преступлениях?

Адвокат г дело преступление

Защитник может не вникать в дело, не понимать суть хозяйственной деятельности, механизм образования договорных обязательств

Адвокат г дело преступление

Возможно, что в зале суда адвокат безразлично наблюдает, как вас "закатывает в асфальт" уголовная машина

Адвокат г дело преступление

В итоге вы можете получить судебный приговор, к которому не готовы морально ни вы ни ваши близкие

Узкая специализация — мы защищаем
только по делам:

Адвокат г дело преступление

Знаем, какие доказательства нужно предоставить в Суд, чтобы доказать отсутствие мошенничества, а наличие гражданского спора.

Адвокат г дело преступление

Адвокат г дело преступление

Присвоение и растрата

Доказываем, что имущество не вверялось или ущерб причинен не по этой причине

Адвокат г дело преступление

Мошенничество при
получении выплат

Знаем, как убедить Суд, что выплаты получены законно и обоснованно, а сведения предоставлены достоверные

Адвокат г дело преступление

Мошенничество в сфере кредитования

Предоставляем аргументы и факты, подтверждающие достоверность сведений и законный способ получения денежных средств.

Как мы добиваемся получения
положительного для Вас результата?

Подготавливаем подзащитного

Проводим информационные и психологические наставления, чтобы человек чувствовал себя уверенно и правильно действовал на допросах, а также сопровождаем во время следственных действий

Выстраиваем сильную защиту

80% успеха уголовного дела зависит от того, какую линию защиты подготовил для своего подзащитного адвокат

Выявляем нарушения

Умеем выявлять ошибки правоохранительных органов при задержании, оформлении протоколов и допросов

Находим слабые места

В каждом уголовном деле есть слабые стороны. Нужно их найти и правильно использовать на этапе следствия и суда

Двойная защита

Вас будут эффективно защищать 2 адвоката. Командная работа исключит вероятность ошибок, Вы не останетесь наедине с правосудием.

5 наших главных обещаний

Адвокат г дело преступление

Тащим дело до конца

Весь арсенал профессиональной защиты, владеем всем инструментарием материального и процессуального права на высшем уровне

Адвокат г дело преступление

Командная работа

Мы — это бывшие следователи и прокурорские работники. Знаем обвинение изнутри, поэтому умеем эффективно выстраивать защиту

Адвокат г дело преступление

Нацеленность
на результат

Применяем современные методы защиты, пресечем любые нарушения ваших прав, предотвратим попытки привлечения к более серьезной ответственности

Адвокат г дело преступление

Комплексный подход

Проводим анализ судебной практики по вашему делу и анализируем позицию обвинения. Выстраиваем стратегию по каждому направлению.

Адвокат г дело преступление

Гибкое и честное ценообразование

Возможна поэтапная оплата. Формула "адвокат зарабатывает на проблемах клиента" — не про нас. Пожизненная ценность клиента — то, что является непреложным законом

Адвокат г дело преступление

Есть вопросы?
Задайте их нам!

Предлагаем Вам мысленно
ответить на 3 вопроса:

Адвокат должен решать проблемы, а не превращаться в "мебель" в кабинете следователя и в зале суда?

Адвокат берёт на себя проблему доверителя, при этом сам доверитель участвует в деле минимально?

Клиент должен доверять своему адвокату и говорить
только правду?

Обезличенные примеры уголовных дел, по которым мы защитили своих доверителей:

С какой проблемой обратился клиент:

Ген. директор ******* рассказала, что в ее отношении возбуждено дело о мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ)

Что сделал адвокат:

После изучения материалов дела стало понятно, что это типичный спор между юридическими лицами. Было собрано множество документации, подтверждающей честную хозяйственную деятельность, заявлены ходатайства о прекращении уголовного преследования.

Достигнутый результат:

Прокурором и судом уголовное дело несколько раз возвращалось следователю, в результате уголовное преследование в отношении ******* было прекращено.

С какой проблемой обратился клиент:

****** следствием подозревалась в мошенничестве в сфере выплат субсидий на развитие малого бизнеса в крупном размере. (ч. 3 ст. 159.2 УК РФ)

Что сделал адвокат:

После нескольких визитов к следователю стало понятно, что это очередная «притянутая за уши раскрытая палка». В действиях ****** не было умысла, а лишь технические ошибки при заполнении документации, а также некорректные объяснения своих действий. Прокурору подана жалоба.

Достигнутый результат:

Уголовное преследование в отношении ******прекращено, допрошена в качестве свидетеля, а дело было приостановлено.

Начинаем работать?

У вас есть проблема. С вероятностью 99% мы уже решали подобные проблемы.

Решение любой задачи начинается с консультации. Предлагаем обсудить дальнейшую деятельность и записаться на консультацию:

Записаться на консультацию

Адвокат г дело преступление Адвокат г дело преступление

Примите ещё одно правильное решение — присоединяйтесь к десяткам
других людей, которые уже обратились к нам за помощью!

Коллегия адвокатов
"Гильдия московских адвокатов
"Бурделов и партнеры"

г. Москва, Волоколамское шоссе, 10

Мошенничество Мошенничество в сфере выплат

Присвоение и растрата Экономические преступления

Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 9 сентября 2002 года
Ю.П. ГАРМАЕВ
Гармаев Юрий Петрович — старший следователь отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Республики Бурятия, советник юстиции, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета Бурятского государственного университета.
Рецензент:
Китаев Н.Н. — заслуженный юрист РФ, почетный работник прокуратуры, кандидат юридических наук.

Принятые сокращения:
ИВС — изолятор временного содержания
МГКА — Московская городская коллегия адвокатов
МРОТ — минимальный размер оплаты труда
МСОГ — межведомственная следственно — оперативная группа
ОБЭП — отдел по борьбе с экономическими преступлениями
ОД — отдел дознания
ОПГ (ОПС) — организованная преступная группа (организованное преступное сообщество)
ОРД — оперативно — розыскная деятельность
ОРМ — оперативно — розыскные мероприятия
ОТМ — оперативно — технические мероприятия
ПТП — прослушивание телефонных переговоров
СИЗО — следственный изолятор
СМИ — средства массовой информации
УБОП — управление по борьбе с организованной преступностью
УР — уголовный розыск
ФСНП — Федеральная служба налоговой полиции
Терминологический словарь
1. Адвокатские преступления (преступления адвокатов) — преступления, совершаемые недобросовестными адвокатами в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности в уголовном судопроизводстве.
2. "Основные" адвокатские преступления (преступления адвоката — исполнителя) — ограниченный перечень преступлений адвокатов, совершаемых, как правило, ими лично в качестве исполнителей или соисполнителей (в том числе и в качестве специальных субъектов) преступления (подробно об этом см. гл. 2).
3. "Сопутствующие" преступления адвокатов (преступления адвоката — соучастника) — фактически любые посягательства, предусмотренные Особенной частью УК РФ, в совершении которых адвокат принимает участие как пособник, а равно как подстрекатель и организатор (подробно об этом см. гл. 3).
4. "Вовлеченный" адвокат — адвокат — член ОПГ (ОПС), выступающий не только в качестве защитника по уголовным делам против членов преступной группы (сообщества), но и как соучастник преступлений, совершаемых преступным формированием.
5. "Коррумпированный" адвокат — адвокат, состоящий в коррупционных связях с должностными лицами суда и / или правоохранительных органов — представителей стороны обвинения.
6. Адвокат "с предшествующим опытом работы" — адвокат, ранее, до получения статуса, работавший в правоохранительных органах или в суде.
7. Адвокат "без предшествующего опыта" — адвокат, ранее, до получения статуса, не работавший в правоохранительных органах или в суде.
8. Адвокат — "молодой специалист" — адвокат без предшествующего опыта работы, работающий в адвокатуре непродолжительное время.
9. "Контактный" адвокат — адвокат, поддерживающий конструктивные, доброжелательные отношения с судьями и представителями стороны обвинения.
10. "Неконтактный" адвокат — адвокат, не умеющий или не считающий нужным поддерживать указанные отношения. "Адвокат — скандалист" — (здесь) крайняя степень "неконтактности", адвокат, постоянно вступающий в конфликты с участниками процесса.
11. "Неоплаченный адвокат" — (здесь) адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по назначению органов дознания, органов предварительного расследования, прокурора или суда, в порядке ч. 3 ст. 51 УПК РФ.
12. "Оплаченный адвокат" — адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника по соглашению с доверителем, в порядке ч. 1 ст. 50 УПК РФ.
13. Субъект противодействия — лицо, совершающее умышленные действия, направленные на воспрепятствование выполнению задач предварительного расследования и установлению объективной истины по уголовному делу (см.: Карагодин В.Н. Преодоление противодействия предварительному расследованию. Свердловск, 1992. С. 18, 29 — 31).
14. "Нераспознаваемое" преступление — деяние, подпадающее под все признаки состава того или иного преступления, реально распространенное в практике, однако, как правило, не расцениваемое правоприменителями как преступное, в силу недостаточности практики привлечения лиц к уголовной ответственности за такие посягательства, по иным причинам (подробно об этом см. гл. 3).

1. Общая характеристика совершаемых преступлений
В комментарии, посвященном пределам полномочий адвокатов в уголовном судопроизводстве и характеристике типичных правонарушений, совершаемых недобросовестной их частью, была дана общая классификация всех видов посягательств по различным основаниям.
Прежде всего, по отношению к уголовно — правовому критерию классификации все допускаемые адвокатами нарушения классифицируются на преступления и иные правонарушения.
В настоящем исследовании переходим к комплексной характеристике типичных преступлений, совершаемых недобросовестными адвокатами в связи с их профессиональной деятельностью в уголовном процессе.
Преступления адвокатов являются лишь частью незаконных средств и методов защиты в уголовном судопроизводстве. Однако выявление, раскрытие и расследование этих преступлений, вступление в законную силу приговоров имеют важное значение для борьбы с любыми проявлениями незаконных средств и методов профессиональной защиты.
Если иметь в виду, что в целом выявляемость незаконных действий со стороны защитников весьма низкая, а факты привлечения адвокатов к юридической ответственности носят единичный характер, то коэффициент латентности преступлений, совершаемых адвокатами, предположительно, один из самых высоких в структуре преступности.
Своеобразной причиной высокой латентности анализируемых преступлений является правовой нигилизм, ненадлежащая профессиональная квалификация части работников правоохранительных органов, не желающих вникать в характеристику преступной деятельности адвокатов, вопросы квалификации, выявления и расследования этих преступлений. Каждый следователь, оперуполномоченный, дознаватель хотя регулярно сталкивается с нижеописанными преступлениями недобросовестных адвокатов, с десятками "загубленных", "разваленных" их неправомерными действиями уголовных дел, тем не менее не желает задумываться над тем, как поставить заслон хотя бы самым общественно опасным незаконным средствам и методам профессиональной защиты.
Кроме того, в правоохранительных органах существуют определенные ведомственные стандарты, своеобразные "традиции". Так, полномочиями возбуждения уголовного дела в отношении адвоката обладает только прокурор (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ). Возбужденное уголовное дело вправе расследовать только следователи прокуратуры (пп. "б" п. 1 ч. 2 ст. 151 УПК РФ). А поскольку дела в отношении адвокатов не являются для следователей прокуратуры "традиционной" категорией, такой, как убийства (ст. ст. 105 — 108 УК РФ), преступления против половой свободы и половой неприкосновенности (ст. ст. 131 — 135 УК РФ), должностные преступления (ст. ст. 285 — 293 УК РФ) и другие, заявления и сообщения о таких преступлениях бывают крайне редко. А потерпевшие от них в ведомственной отчетности как категория дел "отдельной строкой" не выделяются. Прокурорские работники не очень — то и стремятся создавать себе дополнительную работу, потому что каждый понимает, какими трудностями будет сопровождаться расследование такого дела. Каких-либо научных и методических рекомендаций по уголовно — правовой квалификации, криминалистической тактике и методике расследования уголовных дел против адвокатов также не существовало.
Кроме того, своеобразной причиной низкой выявляемости преступлений адвокатов является феномен, который в рамках настоящего исследования условно назовем "нераспознаваемостью" преступлений.
Проблема во многом имеет свои корни в психологической сфере. По мнению психологов, неправильно было бы думать, что сличение всегда или в большинстве случаев осуществляется как развернутое сознательно действие. Часто сличение, сравнение, узнавание происходит мгновенно, целостно. Речь идет о так называемом симультанном узнавании. Такое узнавание характеризуется автоматизмом сравнения объекта с эталоном, хранящимся в памяти узнающего. Субъект не производит сознательного сравнения того и другого .
———————————
Шехтер М.С. Психологические проблемы узнавания. С. 73 — 78.
Практика применения уголовного закона подтверждает, что этот тип узнавания довольно часто встречается и при квалификации преступлений. Опытный юрист уже при ознакомлении с фабулой дела приходит к выводу о составе совершенного преступления, не производя (во всяком случае, внешне) детального сопоставления выявленных признаков с нормой закона. Нетрудно заметить преимущества и недостатки симультанного узнавания. Преимущества состоят в быстроте этого процесса. Недостатки же — автоматизм, субъективность, образность. Симультанное узнавание состава преступления опирается в основном на обобщение субъектом личного опыта. Соответственно чем меньше опыт у юриста, тем больше ошибок в квалификации он может допустить .
———————————
Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 175 — 176.
Для работников правоохранительных органов ситуация осложняется еще и тем, что личная практика каждого из нас: следователей, дознавателей, оперуполномоченных, прокуроров, судей — в той или иной степени однообразна. В результате этого возникают несколько упрощенные, шаблонные представления о преступности и непреступности тех или иных посягательств. Хранящиеся в нашей памяти "эталоны", "образцы" деяний, которые, как нам подсказывает практика, точно подпадают под признаки того или иного состава, часто мешают нам даже задуматься над тем, может ли быть квалифицировано как преступление то или иное общественно опасное деяние, которое мы ранее не расследовали (не рассматривали). Так в практике образуются и широко распространяются десятки типичных и весьма опасных "нераспознаваемых", "неузнаваемых" преступлений.
———————————
В первую очередь — у представителей первых трех профессий.
В главах об уголовно — правовой квалификации способов совершения адвокатских преступлений приведены многие виды "нераспознаваемых" посягательств. По критерию "распознаваемости" в главе 1.5 все они разделены на распознаваемые и нераспознаваемые (слабо распознаваемые). Примерами последних являются различные способы преступного разглашения защитником данных предварительного расследования, заведомо ложного доноса о совершении должностного преступления следователем (дознавателем, оперуполномоченным) и многие другие. Отсутствие соответствующей практики выявления и расследования "нераспознаваемых" преступлений, каких-либо актов толкования (легального, судебного, доктринального) делает сформулированные рекомендации по их квалификации спорными.
Проанализированные факторы, определяющие проблемы уголовно — правовой борьбы с преступлениями адвокатов, а также гарантии независимости адвоката во многом создают атмосферу безнаказанности для отдельных представителей корпорации, не гнушающихся преступной деятельностью.
Сначала в этой главе рассмотрим общую уголовно — правовую характеристику адвокатских преступлений, затем их классификацию, а далее в главах 2 и 3 — особенности совершения и проблемы уголовно — правовой квалификации отдельных видов посягательств.
1.1. Объект преступлений
Специфика непосредственного объекта анализируемых преступлений заключается в том, что совершаемые адвокатами общественно опасные деяния всегда посягают не на одну социальную ценность, а как минимум на две, три и более. То есть в отношении преступлений адвокатов речь всегда идет о многообъектном преступлении, где в качестве непосредственных необходимо различать основной (или главный) объект и дополнительные объекты преступления.
Основной непосредственный объект адвокатского преступления меняется в зависимости от того, к какому родовому объекту относится совершаемое им преступление. Так, если адвокат совершает подделку документа, подлежащего приобщению к уголовному делу (ст. 327 УК РФ), например справку о том, что его клиент имеет государственную награду, то основным непосредственным объектом будет порядок управления .
———————————
Статья 327 расположена в главе 18 УК РФ — преступления против порядка управления
Одним из дополнительных объектов адвокатских преступлений всегда будет установленный и охраняемый законом статус адвоката Российской Федерации, авторитет адвокатуры как особого профессионального сообщества, института гражданского общества, призванного обеспечить конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь.
Именно поэтому новый Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре" в качестве основания прекращения статуса адвоката признал вступление в законную силу приговора суда о признании адвоката виновным в совершении умышленного преступления (пп. 7 п. 1 ст. 17).
Другим, как правило, обязательным дополнительным объектом адвокатских преступлений будут интересы правосудия, то есть нормальное функционирование органов правосудия, которое в данном контексте рассматривается в широком смысле. То есть к органам правосудия относятся не только суды общей юрисдикции всех уровней, но и органы, непосредственной задачей которых является содействие правосудию. В их число входят органы прокуратуры, следствия и дознания, оперативно — розыскные подразделения всех ведомств (МВД, ФСБ, ФСНП и др.), органы юстиции и другие.
То есть даже если адвокатское преступление не относится к посягательствам против правосудия (глава 31 УК РФ), если оно связано с профессиональной деятельностью защитника в уголовном процессе, оно практически всегда причиняет существенный вред интересам государства в лице вышеназванных органов.
Другими дополнительными, но необязательными (факультативными) непосредственными объектами адвокатских преступлений могут быть: жизнь и здоровье людей, собственность, свобода, честь и достоинство личности, конституционные права и свободы человека и гражданина, интересы государственной власти, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления и многие другие объекты.
Эти дополнительные факультативные объекты адвокатских преступлений связаны в основном с посягательствами, которые в главе 3 обозначены как сопутствующие, то есть те, в которых адвокат выступает как соучастник преступления, в основном в качестве пособника (ст. 33, ч. 5 УК РФ).
По каждому факту выявления признаков преступления в действиях адвоката — защитника необходимо устанавливать объекты преступлений, причем

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − 4 =