Административные акты и сделки

Административные акты всегда совершаются с намерением вызвать соответствующие последствия. Некоторые административные акты порождают не только административные, но и гражданско-правовые последствия. Например, решение органа местного самоуправления о предоставлении гражданину жилой площади порождает гражданско-правовое отношение между гражданином и жилищной организацией по заключению договора жилищного найма.

Сделки, в отличие от административных актов, совершаются с целью вызвать только гражданско-правовые последствия. В соответствии со ст. 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. К числу сделок относятся все договоры, завещание, объявление конкурса и др.

ФИЗИЧЕСКИЕ ЛИЦА КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ

ПРАВОСПОСОБНОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

Для участия в гражданских правоотношениях физическим лицам необходимо обладать гражданской правоспособностью и гражданской дееспособностью.

Закон определяет правоспособ­ность как способность иметь гражданские права и нести обязан­ности (ст. 17 ГК).

Правоспособность признается за всеми гражданами страны. Она возникает в момент рождения человека и прекращается с его смертью. Следовательно, правоспособность неотделима от человека, он право­способен в течение всей жизни независимо от возраста и состояния здоровья.

Содержание правоспособности граждан рас­крывается через весь комплекс прав и обязанностей, которыми может обладать гражданин в соответствии с гражданским законо­дательством:

1.возможность иметь имущество на праве собственности;

2.наследовать и завещать иму­щество;

3.заниматься предпринимательской либо любой иной деятельностью, не запрещенной законом;

4.создавать юридические ли­ца;

5.совершать сделки и участвовать в обязательствах;

6.избирать ме­сто жительства;

7.иметь права автора.

Кроме того, гражданин вправе иметь иные имущественные и личные неимущественные права, включая и такие, которые прямо законом не предусмотрены, но не противоречат общим началам и смыслу гражданского законо­дательства. Перечень правовых возможностей, приведенный в ст. 18 ГК, не является исчерпывающим, однако он дает представ­ление о наиболее значимых правах, возможность обладания кото­рыми составляет содержание гражданской правоспособности.

Дата добавления: 2016-05-25 ; просмотров: 2739 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Классификация юридических фактов в гражданском праве.

Все многочисленные юридические факты в гражданском праве в зависимости от их индивидуальных особенностей подвергнуты классификации, которая по­зволяет более свободно ориентироваться среди множества юридических фактов и четко отграничивать их друг от друга. Это, в свою очередь, способ­ствует правильному применению гражданского законодательства субъектами гражданского права и правоохранительными органами.

В зависимости от характера течения юридические факты в гражданском праве делятся на события и действия. К событиям относятся обстоятельст­ва, протекающие независимо от воли человека. Например, стихийное бедст­вие, рождение и смерть человека, истечение определенного промежутка вре­мени и т. д. Действия совершаются по воле человека. Например, заключение договора, исполнение обязательства, создание произведения, принятие на­следства и т. д. Необходимо иметь в виду, что событие может быть вызвано не только силами природы, но и действиями человека. Например, причиной пожара может служить и удар молнии и поджог, совершенный правонару­шителем. Однако независимо от причины пожар — это всегда событие, так как его течение проходит помимо воли человека. Действия же человека, что бы ни являлось их причиной, всегда представляют собой волевые акты, со­вершаемые людьми.

Далеко не все события и не все действия порождают гражданско-право­вые последствия, а лишь те из них, с которыми нормы гражданского права связывают эти последствия. Поскольку гражданское право регулирует об­щественные отношения людей, из действий которых и складываются эти от­ношения, то вполне естественно, что основную массу юридических фактов в гражданском праве образуют действия людей.

Действия, в свою очередь, делятся на правомерные и неправомерные. Неправомерные действия противоречат требованиям закона или других нормативных актов. Поэтому совершение неправомерного действия влечет за собой применение предусмотренных гражданским законодательством санкций к правонарушителю. Так, действие, причиняющее вред другому ли­цу, влечет за собой установление обязательства по возмещению причинен­ного вреда (абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК). Правомерные действия соответствуют требованиям гражданского законодательства. Поскольку гражданское право опосредует нормальное развитие экономического оборота, связанного с об­щедозволенной деятельностью людей, подавляющее большинство юриди­ческих фактов в гражданском праве составляют правомерные действия. Од­нако юридическое значение правомерных действий в гражданском праве да­леко не одинаково.

По своему юридическому значению все правомерные действия делятся на юридические поступки и юридические акты. Юридические поступ­ки — это такие правомерные действия, которые порождают граждан­ско-правовые последствия независимо, а иногда и вопреки намерению чело­века, совершившего юридический поступок. Так, авторское правоотноше­ние возникает в момент создания писателем произведения в доступной для воспроизведения форме независимо от того, стремился ли он при написании произведения к приобретению авторских прав или нет. Находка потерянной вещи порождает обязательство по ее возврату потерявшему даже в том слу­чае, если у нашедшего вещь нет никакого желания возвратить эту вещь ее владельцу (ст. 227 ГК). В отличие от юридических поступков юридические акты — это такие правомерные действия, которые порождают соответству­ющие юридические последствия лишь тогда, когда они совершены со специ­альным намерением вызвать эти последствия. К числу юридических актов относятся административные акты и сделки.

Административные акты всегда совершаются с намерением вызвать соответствующие административно-правовые последствия. Поэтому боль­шинство административных актов являются основанием административных правоотношений и не принадлежат к числу гражданско-правовых юридиче­ских фактов. Вместе с тем некоторые административные акты совершаются с намерением вызвать не только административные, но и гражданско-правовые последствия. Так, выдача гражданину ордера на жилое помещение пост­ной администрацией порождает не только административное правоотноше­ние между местной администрацией и жилищной организацией, но и граж­данско-правовое отношение между гражданином и жишшшои организацией по заключению договора жилищного найма.

В отличие от административных актов сделки совершаются с целью вы­звать только гражданско-правовые последствия, В соответствии со ст. 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направлен­ные ва установление, изменение вли прекращение гражданских прав и обя­занностей. Так, к чнслу сделок относятся различные договоры (купля-прода­жа, дарение, подряд, имущественный наем, аренда, заем и т. д.), объявление конкурса, завещание и другие правомерные действия, которые совершаются субъектами гражданского права с целью вызвать определенные граждан­ско-правовые последствия.

Общим между сделками и административными актами как юридически­ми фактами гражданского права является то.что они представляют собой правомерные действия и совершаются со специальным намерением вызвать соответствующие гражданско-правовые последствия. Вместе с тем между вкми имеются и различия. Во-первых, административные акты могут быть совершены только органом государственной власти или местного самоуп­равления, в то время как сделки совершаются субъектами гражданского пра­ва. Во-вторых, административные акты, направленные на установление гражданских правоотношений, всегда порождают и определенные админи­стративно-правовые последствия, тогда как сделки вызывают исктгючятель-но гражданско-правовые последствия, В-тд^га^- орган, совершивший ад­министративный акт, направленный на установление гражданско-правового отношения, никогда сам не становится участником этого правоотношения, в то время как яйцо, совершившее сделку в целях установления гражданского правоотношения, непременно становится учаспндаш данного правоотно­шения .

Таким образом, юридические факты в гражданском праве могут быть подвергнуты следующей классификации:

а) события и действия;

б) неправомерные н правомерные действия;

в) юридические поступки и юридические акты;

КАК ОСНОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВООТНОШЕНИЙ
Д.В. ПЯТКОВ
Д.В. Пятков, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Алтайского государственного университета.
К числу оснований возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений действующим гражданским законодательством отнесены сделки, акты государственных органов и органов местного самоуправления. Данные юридические факты названы в различных подпунктах п. 1 ст. 8 Гражданского кодекса РФ. Такая структура ст. 8 ГК РФ, а также общепринятые в науке представления о системе юридических фактов позволяют многим юристам утверждать, что сделки и акты государственных органов и органов местного самоуправления являются различными, а точнее — противоположными по своей правовой природе основаниями гражданских правоотношений. Акты указанных органов являются актами публичной власти, а сделки лишены такого свойства: публичная власть в них не проявляется. С таким подходом можно было бы полностью согласиться, если бы не два обстоятельства.
Во-первых, долгое время в научной и учебной литературе предлагалось несколько иное противопоставление юридических фактов: сделки противопоставлялись административным актам. С принятием ГК РФ место административных актов в предлагаемой учеными системе юридических фактов стали занимать акты государственных органов и органов местного самоуправления. Такое изменение в классификации оснований возникновения гражданских правоотношений вводится авторами без каких-либо пояснений. В некоторых работах последних лет одновременно используются термины "административный акт" и "акт государственного органа и органа местного самоуправления". Причем в исходной классификации юридических фактов вслед за сделками по традиции называют все же административные акты, а не акты государственных органов и органов местного самоуправления . Эти обстоятельства позволяют задать один важный для правоприменительной практики вопрос: всякий ли акт государственного органа (органа местного самоуправления) является административным актом?
———————————
См., например: Гражданское право: Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. Ч. I. М., 1996. С. 84.
Во-вторых, противопоставление актов государственных органов и органов местного самоуправления сделкам приводит к абсурдному выводу: Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования не могут совершать сделки, несмотря на то что они являются субъектами гражданского права. Дело в том, что Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования действуют, участвуют в правоотношениях, как правило, посредством актов уполномоченных государственных органов и органов местного самоуправления. Это обстоятельство позволяет задать другой немаловажный вопрос: не являются ли сделками некоторые акты государственных органов и органов местного самоуправления?
В настоящее время практическое значение такой постановки вопроса велико. В связи с тем что Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования являются крупнейшими собственниками, очень часто среди оснований имущественных правоотношений можно обнаружить распоряжения, постановления, указы, приказы и другие акты уполномоченных государственных органов (органов местного самоуправления). Применимы ли к ним нормы о сделках, в том числе об оферте и акцепте? От ответа на поставленные выше вопросы зависит и вывод о юридической природе тех отношений, в рамках которых уполномоченными органами принимаются решения. Если придерживаться мнения, что акт уполномоченного органа не сделка и не может ею быть, то значительное количество имущественных отношений по такому формальному основанию останется за пределами действия гражданского права. Такова логика рассуждений многих правоведов при анализе общественных отношений, возникающих в процессе предоставления государственных и муниципальных земельных участков в постоянное (бессрочное) пользование или в собственность гражданам и юридическим лицам.
Так, например, О.И. Крассов пишет: "Приобретение права частной собственности на земельные участки в порядке приватизации может осуществляться на основании заключения договоров купли — продажи земельного участка или на основании административного акта — решения соответствующего органа о предоставлении земельного участка в собственность" . Из этого утверждения можно сделать вывод, что отношения с одним и тем же субъектным составом и по поводу одной и той же разновидности объектов гражданских прав имеют различную отраслевую принадлежность. С договором как основанием возникновения права частной собственности на земельный участок О.И. Крассов связывает приобретение земельного участка в собственность на торгах и приватизацию земельного участка при приватизации государственных и муниципальных предприятий. Надо полагать, что во всех остальных случаях основанием приобретения гражданами и юридическими лицами права собственности на земельные участки является административный акт — решение уполномоченного государственного органа или органа местного самоуправления. Вот как О.И. Крассов описывает процедуру предоставления земельного участка на основании административного акта: "Для приобретения права собственности на земельный участок необходимо, чтобы, во-первых, было принято решение о предоставлении земельного участка соответствующим органом, во-вторых, осуществлен отвод земли в натуре (на местности) и, в-третьих, произведено правовое оформление предоставления земельного участка" . Забытым оказалось только одно действие: заявление потенциального собственника, адресата властного решения государственного органа или органа местного самоуправления. Однако если волеизъявлению будущего собственника придать значение обязательного элемента в юридическом составе возникновения права частной собственности на земельный участок, то под сомнением окажется административно — правовая природа решения уполномоченного органа. Это решение перестанет быть властным и займет место среди примеров оферты или акцепта, влекущих заключение договора путем обмена документами. Инициатором изменения отношений по поводу земельного участка может быть не только лицо, владеющее земельным участком на каком-либо ограниченном вещном праве, но и уполномоченный государственный орган или орган местного самоуправления. Но от того, кто будет инициатором, ровным счетом ничего не зависит, поскольку стать собственником земельного участка — это право, а не обязанность гражданина или юридического лица . Когда об этом забывают, на практике случается, что одним решением местной администрации все жители населенного пункта могут быть объявлены собственниками принадлежащих им земельных участков. Причем у жителей не только не спросят на это согласия, но даже не известят их о состоявшихся изменениях .
———————————
Крассов О.И. Право частной собственности на землю. М., 2000. С. 65.
Там же. С. 80.
Например, в соответствии с п. 3 Указа Президента РФ от 27.10.93 N 1767 "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России" (в ред. от 25.01.99) граждане, получившие земельные участки в пожизненное наследуемое владение или бессрочное (постоянное) пользование либо взявшие их в аренду, кроме аренды у физических лиц, имеют право на предоставление и выкуп этих участков в собственность.
О некоторых других случаях, когда пренебрежение волеизъявлением адресата при принятии решения уполномоченного органа приводило к неверной квалификации правоотношений и к нарушению гражданских прав, см.: Пятков Д.В. Отчуждение публичной собственности: вопросы правового регулирования // Хозяйство и право. 1998. N 6. С. 91 — 98.
Другой пример. По мнению Н.И. Клейн, утвержденный соответствующим комитетом по управлению имуществом план приватизации является административным актом, который порождает право требовать заключения договора купли — продажи приватизируемого объекта . Автор не уточняет, какому подвластному лицу адресован такой административный акт, на кого возлагается обязанность продать или купить имущество. Комитет по управлению имуществом является органом соответствующего собственника, например субъекта Российской Федерации, действует от его имени. В конечном счете правосубъектность именно республик, краев или областей, действующих через различные свои органы, проявляется и при утверждении плана приватизации, и при создании акционерного общества, и при заключении договора купли — продажи. Каковы основания считать, что правосубъектность эта не гражданская, а публичная, например административная? Почему потенциальный покупатель должен рассматривать план приватизации как административный акт, а не как сделку субъекта Российской Федерации, направленную на достижение тех же последствий, что и заключаемый в дальнейшем договор купли — продажи государственного или муниципального имущества? Объявление о предстоящей продаже имущества, приглашение к заключению договоров часто используется в обычной хозяйственной деятельности и при этом не является административным актом (ст. 437 ГК РФ).
———————————
См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Отв. ред. Садиков О.Н. М., 1998. С. 26.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации. — М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательский Дом ИНФРА-М, 1997.В юридической литературе нередко встречаются и другие вызывающие сомнение выводы о юридической природе решений, принимаемых государственными органами и органами местного самоуправления. Причина, по которой подобные точки зрения получили распространение, возможно, заключается в том, что постановления, распоряжения и им подобные акты уполномоченных органов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований часто совершаются при осуществлении ими публично — властных функций. Действительно, например, постановление или распоряжение главы администрации субъекта Российской Федерации в большинстве случаев окажется формой публично — властного волеизъявления (нормативным или административным актом).
Все же форма акта государственного органа или органа местного самоуправления не может считаться сколько-нибудь надежным критерием для решения вопроса о юридической природе этого акта. Форму решений уполномоченных органов и само по себе наличие таких решений нельзя воспринимать в качестве критерия для определения существа правоотношений, сопутствующих этим решениям. Наличие в основе гражданского правоотношения акта государственного органа или органа местного самоуправления не означает непременно, что такое правоотношение возникло на основании административного акта, что гражданскому правоотношению предшествовало административное или иное публичное правоотношение. Будет ли признано то или иное решение уполномоченного органа административным актом или его следует считать сделкой — зависит не от формы решения, а от характера отношений, в рамках которых это решение принимается. Допустимо ли вести речь об административном акте в том случае, когда государственным органом или органом местного самоуправления принято решение об удовлетворении имущественных притязаний гражданина или организации, адресованных, соответственно, Российской Федерации, ее субъекту или муниципальному образованию, или в тех случаях, когда актом уполномоченного органа гражданину или организации предлагается вступить в какие-либо имущественные правоотношения, вовсе необязательные для этих субъектов? Если структура конкретной правовой связи не соответствует нашим представлениям о власти и подчинении, основанным на государственном принуждении, нет оснований утверждать, что какое-либо решение, принятое участником этого правоотношения, является административным (властным) актом.
В ст. 4 ГК РСФСР 1964 г., ст. 3 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. среди оснований возникновения гражданских прав были упомянуты административные акты, то есть властные акты уполномоченных государственных органов. В ГК РФ такой юридический факт не назван, но предусмотрено, что гражданские права и обязанности могут возникать из актов государственных органов и органов местного самоуправления (ст. 8). На первый взгляд, ничего не изменилось, если учесть, что административные акты, известные прежнему гражданскому законодательству, также исходили от уполномоченных государственных органов. Но зачем потребовалось менять достаточно краткий и емкий термин "административный акт" на сочетание "акт государственного органа и органа местного самоуправления"? Органы местного самоуправления не лишены властной компетенции: местное самоуправление — это способ выражения власти народа. При прежнем подходе законодателя к основаниям возникновения гражданских правоотношений не потребовалось бы вносить изменения в привычную терминологию. (В крайнем случае — чтобы подчеркнуть роль органов местного самоуправления — можно было написать "административный акт государственного органа и органа местного самоуправления".)
Изменение терминологии произошло не случайно и объясняется существующей классификацией субъектов гражданского права. Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования признаются субъектами гражданского права, участвующими в имущественных отношениях на равных началах с гражданами и юридическими лицами, а следовательно, способными заключать гражданско — правовые договоры и совершать односторонние сделки (гл. 5 ГК РФ). Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования известны и публичному праву: они являются носителями публичной власти. Во все эти разноотраслевые отношения они вступают через одни и те же государственные органы или органы местного самоуправления: Правительство РФ, глав администраций, комитеты и т.п. Решениями одних и тех же органов реализуется как публично — правовая, так и гражданская правоспособность Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Потому акты государственных органов и органов местного самоуправления могут быть как публично — властными (административными) актами, так и сделками (сделка с точки зрения классификации юридических фактов — тоже акт). Данное обстоятельство и было учтено законодателем при замене термина "административный акт" на более широкое по значению понятие "акт государственного органа и органа местного самоуправления". Форма акта не имеет особого значения — важным является его содержание. Например, постановление Правительства РФ — это форма не только нормативного или административного акта, это еще и форма решения одного из органов Российской Федерации. Является ли такое решение актом нормативным, административным или сделкой — зависит от его содержания. В законодательстве форма решений уполномоченных органов не дифференцирована в зависимости от того,

[Всего голосов: 0    Средний: 0/5]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три + 1 =